Может ли жена выступать свидетелем при дтп

Может ли жена выступать свидетелем при дтп

Как это может быть? Как может быть разумным ничто? Матрешка из семи измерений, одно из которых – наш мир, а остальные разнятся от холодной пустыни и до бледной копии реального мира? Разум должен иметь какой-то материальный носитель… Или никому он ничего не должен? Мы ведь даже не знаем, что такое магическая Сила, которую используем. Наши научники – все как на подбор плохие маги, зато умные головы, исследовали этот вопрос весь двадцатый век и продолжили в двадцать первом. Наши – это не только Светлые, не только русские. Иные во всем мире пытались понять свою природу, при необходимости привлекая и человеческих ученых, скармливая точно рассчитанные крохи информации Пентагону и ЦРУ, КГБ и закрытым советским научным институтам.

Разрешенная норма алкоголя за рулем в промилле в 2016 году?

Передо мной была древняя церковь. Ну, не церковь, но что-то церковное – аббатство, монастырское строение… Странной архитектуры, с двумя крыльями, как помещичья усадьба, но явно имеющее отношение к культовым сооружениям. – Направо, милорд. Правое крыло аббатства и впрямь выглядело несколько иначе. Нет, те же поросшие мхом каменные стены, витражные окна, высокие резные двери.
Но это был жилой дом. Точнее – жилая часть церкви-аббатства. Ну а почему бы и нет, собственно говоря? Тем более в Англии. Была церковь. При ней был дом священника… викария, точнее.
Церковь – Богу, жилой дом – людям. Службы в церкви давным-давно не ведут, потомки викария… стоп, а у него могут быть потомки?.. наверное, да, это же не католические священники с их целибатом… выбрали себе другую стезю. Ну и продал кто-то рано или поздно свой дом господину Эразму.

Вниманиеattention
Как у милиционера, которому улыбающийся генерал говорит: «Молодец… молодец… знал же, наверное, чьего племянника арестовываешь, – и не испугался? Герой…» Как у летчика, в чьем самолете, уже катящемся по бетонке, свирепым жадным пламенем вспыхивает топливный бак. Как прохожий, что, разминая сигарету и не отрывая взгляда от расколовшейся сосульки, вдруг слышит над головой «Берегись!!!» Он меня боялся. Он знал, кто я такой. Ну, может, не точно… но представляться проверяющим, журналистом или санитарным врачом смысла не имело.

Он знал, что я не человек. – Лас, подожди здесь, – попросил я. – Лучше я сам… Пастухов ждал, не пытаясь уйти или сделать вид, что не замечает моего приближения. К оружию, чего я слегка опасался (не хотелось начинать разговор так энергично), он не тянулся.

Прекращение уголовного дела частного обвинения.

Или начнет кричать, что ничего плохого не делал, просто поцеловался с симпатичной девчонкой… Вампир прекратил целоваться, осторожно отставил девушку – та замерла как кукла, и с некоторой обидой спросил: – В чем, собственно говоря, дело? – Антон Городецкий, Ночной Дозор города Москвы, – сказал я, уже все понимая. – Предъявите вашу регистрацию. – Доброй ночи, – вежливо сказал вампир, расстегивая куртку. Голубые линии регистрационной метки слабо светились сквозь рубашку. – Очень приятно познакомиться, Антон. Я много о вас слышал. – Денис Любимов, вампир, шестой уровень, – произнес я, считывая метку.

– Вы задержаны за нелицензированный контакт с человеком. – Почему же сразу «нелицензированный»? – обиделся Денис. – Вот! Тонкий лист «пергаментной» бумаги развернулся в его руке.

«сонник убийство приснилось, к чему снится во сне убийство»

Честный хороший ребенок-Иной смотрит на лоснящуюся физиономию чиновника в телеэкране. И невольно желает ему зла. Вспухает над мудрой чиновничьей головой воронка инферно. И не такая, которые они каждый день накапливают от обычных человеческих проклятий, за эти пусть сами отвечают – детьми-наркоманами, заминированными автомобилями, видеокамерами в бане, а настоящая, серьезная.

Важноimportant
От которой шарахнет так, что Инквизиция будет мирить Дозоры, выясняющие, кто виноват и кто теперь кому что должен. Поэтому лучший и единственный способ – сразу объяснить человеку, не важно, большому или маленькому… «Ты – не человек. Ты – Иной. Это не лучше и не хуже… это иначе. Беды и проблемы людей тебя отныне не касаются, а ты – не касаешься их.

Тебе хватит своих бед и своих проблем». Не всегда сразу, но это понимают все.

I_hate_the_snow

Тогда уж виски, – хихикнул Эразм. – Если выпить достаточно, то услышите все на свете. Вид у него был довольный, словно от только что отмочил хорошую шутку. – Мне кажется, вы лукавите, – сказал я. – Вы либо знаете… либо хотя бы предполагаете, как именно получить отсюда информацию. – Быть может, – не стал спорить Эразм. – Но ведь и Гесер не разъяснил свой подарок, верно? А мне не очень-то хочется, чтобы вы действительно услышали пророчество. – Трудно вас в этом упрекнуть… – согласился я. – Хотя вы относитесь к предсказанию о собственной смерти как-то… спокойно. – К пророчеству, – поправил Эразм и, повернувшись ко мне спиной, протянул руки к камину. – Но вы же знаете, насколько пророчества туманны. «На исходе» – чьем? Моем? Или всего человечества? Или имеется в виду просто время суток? На исходе дня? – Время суток – вряд ли, – сказал я. – Сейчас утро.

Новый дозор

Что может быть событием, затрагивающим все человечество? – вслух размышлял я. – Мировая война? – К примеру, – кивнул Эразм. – Конечно, даже Первая и Вторая мировая не затронули весь мир напрямую. Но в целом их влияние было глобальным. – Мировые войны были предсказаны? – спросил я. – Конечно. Только не предсказаны, а пророчены. Первая и Вторая мировая.
Социалистическая революция в России… – Коммунисты могут гордиться, – невольно сказал я. – «Событие всемирно-исторического значения», так в СССР называлась революция. Эразм усмехнулся. – А что еще пророчили пророки? – Исходя из моей, неофициальной информации, – вежливо сказал Эразм, – еще чести быть первым пророчеством удостоилось создание ядерного оружия, открытие пенициллина, появление рок-музыки… Я недоверчиво посмотрел на Эразма, но тот убежденно кивнул. – Да-да, появление рок-музыки.

Человек и закон — написать письмо алексею пиманову

Инфоinfo
Что сам ты будешь старым, больным, с одышкой и колотьем в боку, трясущимся над скудной пенсией и стонущий от несправедливости мира… уже не в силах не только другим помочь – но и себя защитить. Ты попробовал, каково прожить без магии один вечер. И тебя это напугало. Я молчал. – Но у тебя нет выхода, – продолжила Арина.

Я постаралась и у меня получилось. – Есть еще путь Веньяна, – негромко сказал я. – Он нам не поможет. – Арина покачала головой. – Я знаю, что нравлюсь тебе… не как женщина, как человек. И ты мне нравишься. Но Веньян убил друга, которого любил больше, чем себя. Только это доказало Сумраку, что он сохранит тайну пророчества.

К тому же… то пророчество, вероятно, несло беды всего лишь миллиарду китайцев. А наше – убивает сам Сумрак. Мы все эгоисты, Антон. Мы все готовы на любые поступки, чтобы защитить себя. Тигр – не исключение.

Author Info

Антон Савенков

Комментариев нет

Отправить комментарий