Активисты в тюрьме

«15 человек „вскрылись“, чтобы привлечь внимание»: бывший зэк уральской колонии — о конвейере пыток

Активисты в тюрьме
Эта история совсем не новогодняя, но в последние дни привлекла к себе много внимания общественников, журналистов и силовиков. В исправительной колонии № 54 в Новой Ляле годами зверски пытали заключенных. И недавно стало известно, что прокуратура утвердила обвинительное заключение в отношении бывшего замначальника ИК № 54 Рината Зиннатуллина.

Следствие считает, что он и пятеро осужденных из числа так называемых активистов превратили колонию в настоящий концлагерь. Зэков топили, заставляли ходить на корточках, приседать по тысяче раз, оскорбляли и подвергали сексуальному насилию.

Это колония известна еще и тем, что там отбывает срок за убийство своей жены фотограф Дмитрий Лошагин.

О том, что творилось в колонии, E1.RU рассказал один из бывших заключенных.

Встречали под лай собак и избиения

Александр (имя изменено по его просьбе. — Прим. ред.) провел в ИК-54 чуть больше года. Конвейер из пыток и вымогательств он застал в полной мере.

— Раньше это была колония общего режима, но потом из нее сделали строгую. Это произошло где-то в 2014 году. Меня привезли туда в марте 2015-го. Наш этап «встречали», как это показывают в кино: мы бежали с сумками, под лай собак, все сопровождалось матом, избиениями, — вспоминает Александр свои первые минуты в ИК-54.

Вскоре после прибытия заключенных завели в одно из помещений. Там они познакомились с Ринатом Зиннатуллиным.

— Он сказал: вы приехали в ИК-54, и эта зона — красная (так называют тюрьмы, где реальная власть принадлежит администрации колонии, которой помогают активисты из числа заключенных. — Прим. ред.), — вспоминает Александр.

«Баня»

Дальше заключенных из прибывшего этапа отправили в баню, где зэки из числа актива, которых на лагерном языке называют козлами, подвергли их изощренным пыткам. В частности, вставляли в рот шланг и лили холодную воду.

— Козлы держали руки и ноги, засовывали головой в бочку, попросту топили, — дополняет Александр рассказ. — Заставляли кричать «Я люблю СДП» (секция дисциплины и порядка. — Прим. ред.).

По словам Александра, активистов любой зэк легко мог отличить даже внешне.

— У них была форменная одежда, как и у нас, но она была новая, специально сшитая. Никаких повязок на них не было. Еще они все почему-то ходили в кроссовках, — вспоминает Александр.

Пока заключенные находились на карантине, их заставляли учить правила внутреннего распорядка и имена всех сотрудников колонии. Всего около четырех страниц текста.

— Там было много ребят нерусских, они говорят-то с трудом, а тут нужно читать и учить. Кто не мог, те не спали по трое-четверо суток. Я серьезно. Им уже было все равно, они сами просили, чтобы их сводили в «баню» и облили там холодной водой, — рассказывает бывший заключенный.

Часовые марши и работа по 16 часов

После недели карантина заключенных перевели в барак. Там их били и заставляли учиться маршировать.

— Активистам было без разницы, сколько тебе лет, хоть шестьдесят — так же часами маршируешь. У нас полопались все мозоли на ногах, — вспоминает мужчина.

Были и другие правила, которые зэки были обязаны выполнять. Например, они должны были смотреть только в пол, им нельзя было улыбаться и смеяться.

В распоряжении нашей редакции есть выдержки из тетрадей, куда активисты записывали проступки зэков: «Смотрел в окно и улыбался, снял шапку на крыльце, была расстегнута пуговица, перешептывался с другим заключенным, не отозвался на фамилию». За эти «нарушения» заключенных избивали и морально давили.

— Нельзя было даже положить ногу на ногу, также нельзя было сильно смеяться, — вспоминает бывший зэк.

Александр рассказал, что, в отличие от других зон, в этой колонии все заключенные мечтали выйти на работу, чтобы меньше времени находиться в бараке.

— Делали евродрова, бобины для кабелей, угли для мангалов. Графики были разные, были, например, те, кто работал по 16 часов в день. Их так и называли — шестнадчики, но даже с таким графиком люди мечтали о работе.

Но если бригадир посчитал, что ты что-то нарушил, то наказание ты проходишь после работы, причем оно все начинается от недели. Например, неделя «полов». То есть ты в течение недели моешь в бараке полы.

Мыть надо было руками, при этом ноги сгибать нельзя, — рассказал Александр.

Активистов было немного, но их власть поддерживалась сотрудниками колонии. По словам Александра, время от времени полицейские из числа сотрудников надевали маски и заходили в бараки, устраивая обыски. Заключенных избивали.

Но это было не самое страшное.

Изнасилование и вымогательства

— Козлы постоянно угрожали: «Отпетушим» (сексуально надругаемся. — Прим. ред.). Слышал про один случай. Какой-то парень, не из моего отряда, рыпнулся на кого-то из актива. За это его увели и изнасиловали черенком от лопаты. У него от этого порвались внутренние органы, и он потом был подключен к трубкам, — рассказал ужасные подробности Александр.

Информация об этом случае подтверждается заявлением одного из заключенных (есть в распоряжении редакции), которое он написал общественникам из ОНК (Общественная наблюдательная комиссия).

Помимо избиений в колонии процветало вымогательство. Заключенные время от времени могли звонить родственникам. При этом звонок по второму телефону прослушивал не оперативник, а зэк из числа активистов. Запуганных заключенных заставляли звонить родным и просить прислать деньги. Собирали в том числе и на ремонт колонии.

То же самое было и с передачками. Когда человек приносил передачу в барак, то активисты брали оттуда все что хотели.

По словам Александра, за деньги начальник колонии обещал решить вопрос с УДО.

— Брали по 100–200 тысяч. Но в итоге по УДО люди не выходили, — отмечает мужчина.

«Мечтали, чтобы нашли туберкулез»

По его словам, в колонии, несмотря на то что флюорографию проходили каждые полгода, заболевания туберкулезом были чаще, чем в других тюрьмах. Это было связано с тем, что люди регулярно по много часов маршировали на улице.

— Многие мечтали: «Вот бы у меня нашли тубик», чтобы их перевели на другую зону, — вспоминает Александр.

Изменить ситуацию помогли общественники из ОНК. Они начали посещать колонию летом 2016 года. Визитов было несколько, и на время посещений в колонии объявляли настоящее военное положение.

— Нам говорили: «Они уедут, но вы-то останетесь здесь», но люди уже не могли молчать. Точно знаю, что один раз в день их приезда «вскрылись» человек пятнадцать. А потом массово начали писать заявления на активистов и Зиннатуллина и передавать их ОНК, — вспоминает Александр.

Колония и общественники

Рассказ Александра полностью подтвердил член ОНК Алексей Осадчий. Он среди других общественников принимал от заключенных сотни заявлений о пытках и издевательствах.

В разговоре с E1.RU он рассказал, что руководство колонии со своей стороны как могло препятствовало взаимодействию общественников и заключенных.

— Не давали выносить заявления, говорили, что их сначала надо просмотреть оперчасти, заводили заключенных по одному в час, чтобы мы общались с небольшим количеством, — вспоминает Осадчий.

Сейчас мужчина со своей семьей живет в Германии. По его словам, покинуть Урал ему пришлось после угроз от замначальника ИК-54 Рината Зиннатуллина.

Во время одного из визитов, по словам Осадчего, тот накинулся на него с кулаками, его удержали другие сотрудники колонии. К тому моменту Алексей Осадчий опубликовал несколько видео, где заключенные на камеру говорят о пытках в колонии.

Также Алексей Осадчий рассказал нам о другом случае с участием Рината Зиннатуллина. Один из зэков написал на него заявление, где рассказал, что тот путем угроз заставил его вступить в актив.

— Мне предложили работать в активе. После отказа лично Зиннатуллин избивал меня три дня, потом меня завели в комнату, раздели и Зиннатуллин расстегнул ширинку, поднес свой половой орган к моему лицу и спросил: «Пойдешь в актив или нет?». Мне пришлось согласиться, — написал один из заключенных ИК-54 в жалобе на замначальника колонии.

Алексей Осадчий и другие общественные активисты все-таки сумели вынести из колонии больше 200 заявлений от заключенных. Все это они передали руководителю следственного управления СКР по Свердловской области. После этого на сотрудников колонии стали заводить дела.

Рината Зиннатуллина сначала перевели руководить СИЗО-3 в Сан-Донато, а позже завели на него уголовное дело.

По словам Александра, он общается с заключенными, которые недавно освободились из ИК-54. Они говорят, что ситуация там сейчас полностью другая. Пытки прекратились.

Подписывайтесь на нашу группу во «ВКонтакте», там мы оперативно публикуем все новости и статьи.

Источник: https://news.rambler.ru/other/41502599-15-chelovek-vskrylis-chtoby-privlech-vnimanie-byvshiy-zek-uralskoy-kolonii-o-konveyere-pytok/

Беспредел на зоне: что значит по понятиям

Активисты в тюрьме

В разговорах об уголовной среде, часто можно услышать рассказы о беспределе в воровском мире, в лагерях и тюрьмах. Далёкому от криминальной жизни человеку иногда трудно понять то, о чём идёт речь. В криминальном мире есть свой кодекс чести и свои воровские законы, нарушение которых считается неприемлемым.

Что в уголовной среде считается беспределом по понятиям

В понимании обычных людей беспредел на воровском жаргоне тоже, что у правоохранителей называется превышением полномочий или иначе беспредел — это нарушение воровского уклада.

Изначально это понятие использовалось только, как сленговое слово в воровской субкультуре. Это новообразование от корня «предел». В конце 80-х годов сфера употребления слова «беспредел» значительно расширилась, и оно стало использоваться в различных контекстах.

Синонимом слова «беспредел» в уголовной среде можно считать нарушение воровских понятий. Он подразделяется на воровской и ментовской. В воровской среде под ним понимаются:

  • присвоение чужого «грева»;
  • неуплата карточного долга;
  • насилие над несовершеннолетними и др.

Смертью карается в криминальном мире воровство у своих (крысятничество). Никто не остаётся без наказания из тех, кто посмеет посягнуть на общак. Крысятничество считается беспределом в российских тюрьмах.

К «крысам» на зоне относят людей, которые воруют по мелочам и у своих. Например, могут присвоить чужую книгу или продукты.

Еду, по воровским законам, можно брать в тюрьме с общего стола только тогда, когда на него положено что-то от себя.

К воровству у своих приравнивается в закрытых учреждениях присвоение чужого «грева». Под ним понимается передача от родных или друзей. Наказание за такой беспредел полагается любому провинившемуся, независимо от его статуса в криминальной иерархии.

Что значит опустить по беспределу. Последствия

Опускают по беспределу на зоне заключённых по разным причинам. Жертвами этой процедуры могут стать не только заключённые не традиционной сексуальной ориентации.

Опустить по беспределу в тюрьме и на зоне могут и обычных сидельцев, и воровских авторитетов.

Опущенные или по-другому «обиженки» («обиженые») считаются самой низшей кастой в криминальной среде, не имеющей по воровским понятиям никаких прав.

Статус обиженного после опускания человека закрепляется за ним пожизненно. Он обязан оповещать о нём других сидельцев, дабы не «зашкварить» их. В настоящих уголовных зонах изнасилование в качестве наказания применяется редко. Это попадает под воровское понятие беспредела. В основном там за нарушение понятий избивают или убивают. Другое дело зоны для несовершеннолетних преступников.

Такой беспредел на зоне малолеток весьма распространён. В отличие от взрослой зоны, на которой наказание назначается за конкретный косяк, у несовершеннолетних опустить могут за женственный вид или слабохарактерность.

Велики шансы быть опущенной по беспределу на зоне для женщин. В последнее время случаи опускания заключённых на зоне и в тюрьмах встречаются редко.

Несмотря на то, что беспредел на зоне снижается искоренить его полностью не удаётся. Очень часто в роли инициаторов процедуры опускания выступают надзиратели. Они специально натравливают одних сидельцев на других, используя для укрощения арестантов пресс-хаты. Обиженка навсегда теряет авторитет и уважение и никогда уже не сможет их себе вернуть.

Тот, кого решили опустить не обязательно подвергается групповому насилию. Чаще всего к нему применяются «законтачивание» или «запарафинивание».

Это значит, что кандидату в опущенные могут сделать мочеиспускание на лицо или заставить его отпить из параши. Часто арестантов насилую бутылками или держателями швабр. Существуют и другие тюремные ритуалы опускания.

После них опущенные занимают место в углу камеры у входа или у параши.

Ментовский (мусорской) беспредел

Мусорской беспредел в зонах и тюрьмах заключается в чрезмерной жестокости администрации по отношению к заключённым.

Периодически в СМИ и докладах правозащитников можно встретить информацию о фактах избиения заключённых, систематического их унижения.

Ментовский беспредел на зонах и в тюрьмах выражается в помещении заключённых в пресс-хаты или ШИЗО. В тюрьмах пресс-хаты создаются по прямому указанию начальников закрытых учреждений.

В них помещаются отъявленные отморозки, которые выполняют заказы администрации по запугиванию неугодных заключённых. За это они имеют некоторые послабления режима содержания.

Таким сотрудничающим с администрацией тюрем заключённым могут негласно разрешать иметь мобильные телефоны и другие запрещённые предметы.

Беспредел в русских тюрьмах и СИЗО используется для «выколачивания» из арестантов нужных свидетельских или признательных показаний, денег или личной неприязни.

Пытки и пресс-хаты

Беспредел ментов на зоне и беспредел в тюрьме направлены на подавление воли заключённых. Это уголовно наказуемые деяния, но узнать о них и собрать доказательную базу о подобного рода противоправных действиях крайне сложно.

В пресс-хатах к арестантам могут применяться различные виды пыток и морального унижения. В истории судебной практики зафиксировано множество случаев избиения, насилия и даже убийств в таких камерах.

Относящиеся к активистам заключённые находят в издевательстве над другими сидельцами способ самоутверждения и послабления режима.

Бунты в колониях

Ментовской беспредел в тюрьме или на зоне нередко приводит к бунтам заключённых. Часто они сопровождаются пожарами, убийствами и побегами.

Самый крупный бунт заключённых в 2020 году в России произошёл в апреле в ИК-15 города Ангарска. Начался он с того, что один из арестантов исполосовал себе ножом левую руку.

А закончился тем, что почти 200 арестантов сожгли почти всю зону.

Источник: https://fsin-pismo-gid.ru/bez-rubriki/bespredel-na-zone-chto-znachit-po-ponyatiyam

Конец воровскому ходу. Что такое движение АУЕ* и почему его запретили в России

Активисты в тюрьме

Сегодня по иску генпрокурора России Игоря Краснова Верховный суд постановил признать международное общественное движение АУЕ* экстремистской организацией. Заседание по иску Генеральной прокуратуры проходило в закрытом режиме.

Теперь любой придерживающийся воровской идеологии может быть приравнен к исламским террористам или нацистам и получить срок до 12 лет лишения свободы по ст. 282.1.

А таковых, по данным Генпрокуратуры, в стране около тридцати пяти тысяч человек.

На самом деле последователей этого движения в стране больше в разы. В распоряжении Лайфа оказалось закрытое исследование компании “Крибрум” за 2018 год, согласно которому поклонниками этой субкультуры являются шесть миллионов участников, из которых один миллион — дети и подростки.

Аппарат детского омбудсмена Анны Кузнецовой ещё три года назад вносил в правительство предложения по ограничению деятельности в соцсетях подобных сообществ.

В прошлом году Генпрокуратура выступила в поддержку инициативы об ответственности провайдеров за распространение криминальной субкультуры АУЕ*, что привело к блокировке семи тысяч сайтов.

На этот раз проблему решили радикально, создав законодательную базу по уголовному преследованию любого ауешника.

Глава компании “Крибрум” Игорь Ашманов считает, что множество пабликов АУЕ* в социальных сетях созданы именно с криминальной целью:

В Москве и Питере это по большей части маркетинговые группы, их владельцы морочат подросткам головы блатной романтикой и продают символику. А, например, в Челябинске это реальные группы, большая часть состава которых находится за пределами Сети. Там они готовы на криминал: отнимать деньги, устраивать уличные драки…

По мнению Генпрокуратуры, АУЕ* — молодёжное движение экстремистской направленности, участники которого причастны к организации массовых беспорядков. Оно является “хорошо структурированной и управляемой организацией”. У движения есть свои адепты и лидеры, активно пропагандирующие АУЕ*, в том числе и через социальные сети.

Эксперты считают, что проблем с привлечением адептов АУЕ* к ответственности не будет. По словам адвоката Сергея Колосовского, 282-я статья УК обобщает идеологическую и организованную составляющие. И теперь сюда относятся публичные призывы следовать АУЕ*.

Эксперты будут делать исследование, что движение АУЕ* построено на противопоставлении воровской идеологии остальному обществу. Вот вам и мотив преступления — идеологическая ненависть. А дальше уже будет определяться участие фигуранта в отдельной ячейке АУЕ*.

Больше всего этой статьи нужно теперь бояться подросткам. Писанина в паблике в формате АУЕ* это на первый раз административка, на второй — уголовная ответственность.

Действия с идеологий АУЕ* это уже дополнительный квалифицирующий признак. Это позволит гораздо проще квалифицировать преступления. Но туда ему и дорога.

АУЕ* — это дурацкое движение…

Сама аббревиатура зародилась ещё в нулевые и получила широкое распространение как раз в связи с активизацией подростковых банд, которые активно использовали АУЕ* для пропаганды воровского уклада. Подростки думают, что раз АУЕ* применяется в преступном мире, то это круто.

Но на деле всё гораздо прозаичней. В каждой тюрьме есть так называемая дорога — межкамерная связь, с помощью которой арестанты обмениваются письмами-малявами. Название “малява” идёт от того, что тюремное письмо должно быть как можно меньше.

В нулевые малявы часто начинались со слов “Арестантам Уважения, Единства” (каждое слово с большой буквы). Или “Арестанский Уклад Един”. И потом для экономии места приветствия стали писать аббревиатурами.

Так появилась и аббревиатура АУЕ*, которая изначально не призывала к совершению преступлений и не пропагандировала воровские понятия.

Тюремная малява. Фото © Главтема

Но со временем АУЕ (А.У.Е.)* стало неформальным девизом для объединения молодёжных банд, построенных на идеологии воровского мира — так называемых понятиях. В некоторых регионах подростки и даже школьники младших классов собирали деньги для пресловутого криминального общака, обкладывая данью целые классы. Всех, кто не платил, ждала жестокая расправа.

Можно уверенно предположить, откуда именно пошло по стране АУЕ*. Скорее всего, старт движению дал небезызвестный вор в законе Евгений Васин по прозвищу Джем, который попал на читинскую малолетку ещё в 70-е годы и создал “союз истинных арестантов”.

Отличительным признаком принадлежности к “союзу истинных арестантов” были фетровые шляпы, как у Евгения Васина — Джема с этой фотографии. Фото © primecrime.ru / Irakli43597

Именно Джем придумал систему активного вовлечения подростков в криминалитет, которая потом зажила своей особенной жизнью. С этой целью Джем открыл спортивный лагерь на амурском острове Малайкин, где детей и подростков обучали не только рукопашному делу, но и воровскому. Этот лагерь впоследствии ОМОН брал штурмом.

Как организованное криминальное движение АУЕ* распространилось тоже больше всего именно в местах первой отсидки Джема — Забайкалье. Об этом стали говорить в 2011 году, когда в Забайкальском крае задержали банду подростков и юношей, напавших на частную фирму. Все они увлекались идеями АУЕ*.

Когда начали копать, оказалось, что во многих школах и детдомах края были смотрящие, которые собирали с одноклассников дань в общак, часть которых уходила в тюрьмы и лагеря, а другая оседала в карманах сборщиков. Из Забайкалья движение распространилось и на соседние регионы —Амурскую и Иркутскую области и Бурятию.

Но в той или иной мере АУЕ* придерживаются подростки во всей России, а также в странах ближнего зарубежья.

Воровской мир относится к этому двояко. С одной стороны, ворами сказано не отталкивать стремящуюся к криминальному миру молодёжь. С другой — дети и подростки часто переигрывают, что приводит к беспределу. Это дополнительно компрометирует воровской мир, который и так сейчас находится перед угрозой полного исчезновения.

Ведь изначально воровской уклад создавался в качестве арестантской взаимовыручки, а сейчас под этим соусом проповедуют вымогательство и другие преступления. Несмотря на то что главного забайкальского вора в законе Георгия Углава, известного в кругах как Тахи, активно связывают с созданием идеологии АУЕ*, материалами уголовного дела это не подтвердилось.

И в настоящее время создание АУЕ* Тахе не вменяется.

Георгий Углава — Тахи. Фото © Криминальные авторитеты

Не исключено, что в ближайшее время кто-нибудь из воров объявит сбор денег с малолеток и пропаганду среди них воровских ценностей непорядочными, чтобы дистанцироваться от АУЕ* и исключить связанные с этим правовые риски.

*Экстремистская организация, запрещённая в России.

Источник: https://life.ru/p/1340436

Иерархия актива в красной зоне: часть 1 – Завхозы

Активисты в тюрьме

Всем привет пикабушники и пикабушницы.

Как то в х к посту про то как петух отомстил за измену завхозу https://pikabu.ru/story/otello_po_zyekovski_ili_spyashchaya_… прозвучало предложение написать о иерархии в красной зоне. Рассказать кто такие завхозы, дневальные, ночники, СДПшники (козы) и прочий зоновский стафф. Ну что же – присаживайтесь поудобнее

Стоит сделать ремарку – я пишу именно о красной зоне в реалиях как я их видел с 2003 по 2009 года.

Как дела сейчас обстоят и как они обстоят в других регионах – я не знаю – а вообще хочешь выразить свое негодование или поделиться своей историй или мнением – добро пожаловать в комментарии. Итак приступим.

Начнем серию постов про активистов в красной зоне (зона где всем рулит администрация а не блатные)

Актив (активисты) в зоне – это такие же зэки которым администрация учреждения дала власть над другими зэками.

Казалось бы какой стимул – ну тут все просто – порой на некоторые твои нарушения или косяки будут закрывать глаза сотрудники, ну или на УДО (условно-досрочное освобождение) пораньше с поддержкой администрации подадут (а с поддержкой практически стопроцентно тебя суд освободит) ну и кое какие ништяки в виде например возможности затянуть себе заочницу на свиданку, ну и самое главное власть – да обычная власть, чувствовать за своей спиной силу администрации колонии и свою значимость – зэки тебя ослушались – докладывай – уже через 5 минут тут будут сотрудники отдела безопасности с дубинками которые пояснят гражданам осужденным где их место и кто тут отдает приказы и как плохо не слушать того кого администрация поставила выше вас. Ну и зачастую в актив идут люди не обделенные физической силой – так что очень часто – активист один или толпой могут и без участия отдела безопасности показать тебе кто тут главный. Такие дела. Вообще задача актива полностью поддерживать режим в учреждении и докладывать о любых внештатных ситуациях – чем грубо говоря они и занимаются не покладая рук, ног и прочих частей тела. Итак первый мой пост будет про самых главных активистах – завхозах:

ЗавХоз (заведуюший хозяйством) – завхоз это самая отвественная должность. Завхозом можно стать чего угодно в зоне. Самые распостраненные это завхозы отрядов, самая крутая должность – завхоз зоны или завхоз столовой. Но бывают и завхозы пожарки, или завхозы флокса, или например завхоз туалета 🙂 Так частенько прикалываются над петухами кто работает только над чисткой туалетов.

Я уже писал в других постах – главная задача завхоза знать и контролировать все и всех в его отряде/объекте – вот представьте себя на месте завхоза – у вас в подчинении 120 зэков – кто то что-то мутит, кто-то плетет интриги, кто-то просто отмороженный – и вам надо со всем этим стадом совладать и наладить общий язык чтобы они исполняли именно ваши приказы и соблюдали режим – какие ваши действия? Очень часто отряд держат силой – за любой косяк или провинность любого зэка просто вызывают на разговор с завхозом в его жилую секцию – а там его завхоз и его актив (дневальные и прочие приближенные) бьют руками и ногами чтобы он начинал понимать что так делать нельзя. Очень часто помогает. Но иногда не помогает – и приходиться завхозу бежать к операм или отделу безопасности чтобы самого строптивого осужденного успокоили где нибудь в СУСе/ПКТ/ЕПКТ. Вроде кажется – очень напряжная должность – но и плюсы за такую нагрузку (если ты ее повезешь) очень велики. Администрация очень любит тех кто работает на нее – и у завхоза отряда ОЧЕНЬ большие привелегии. На самом деле все индивидуально – но например что я могу сказать по своему опыту : у завхоза своя секция жилая – которая кардинально отличается от обычных секций в режимной красной зоне. Если у обычных зэков все кровати заправлены “хозяйским” постельным – у завхоза и его приблеженных у всех застелено домашнее постельное белье – сейчас может показаться – ну и что такого – подумаешь постельное белье “вольное”. Отставить размышления, ты в зоне – тут порой влияют такие факторы которые тебе сейчас камрад кажутся очень малозначительными. Постельное белье это один из главных факторов крутости – как правило самое крутое постельное белье у обычных зэков отшманывается, отбирается или выкупается – негоже чтобы обычный зэк спал лучше чем главный в отряде, а в режимных зонах и тюрьмах вообще спят на “хозяйском” постельном – обычные белые простыня и клетчатые одеяла.

Второе отличие – ковры, украшения и телевизор с другой техникой прямо в жилой секции завхоза.

Зачастую актив старается создать в своей секции атмосферу “как дома” – фикусы, ковры, двд-плееры, телевизоры, муз центры – в то время как обычно зэкам это все запрещено – один телевизор на весь отряд в комнате ПВР (помещение воспитательной работы) и то просмотр по распорядку дня, один чайник в комнате приема пищи ну и стерильные секции – не картинки, не коврика, все по режиму, даже вещи в тумбочке должны лежать у всех одинаково. Надо ли говорить что это один из самых главных факторов по которому очень многие лезут в актив хотя у них нет не опыта управления людьми не веса в словах. Завхозы меняются достаточно часто – но бывают и такие товарищи которые могут весь срок отсидеть завхозом одного отряда – таких людей кака правило ценят – не каждый сможет совладать и управлять стаей осужденных в 100-120 рыл и поддерживать режим и порядок. Управление толпой делится на 2 типа – кнут и пряник – неожиданно правда?

Можно просто бить за любой косяк – как я уже писал – не встал зэк по подъему и не вышел на зарядку – завхоз вызывает его к себе в секцию где зэка бьют толпой.

Не понял с первого раза? Ну ок – просто вызовут дежурного безопасника или опера – будет составлена бумага – и ты на 15 суток в изоляторе – а изолятор это нарушение и если вдруг ты надеешься освободиться по УДО раньше срока – значит не судьба.

Завхозы кто держит отряд пряником гораздо меньше – да и неудивительно – зэки (как и все остальные люди) принимают доброту за слабость – начинают пользоваться и наглеть – а уж в тюрьме таких товарищей большинство – и вот чтобы не перейти с пряника на кнут завхозу нужно очень постараться – но и результат себя оправдывает. Ты лично никого не тронул, не избил, к тебе никаких претензий не будет никогда – люди у тебя в отряде живут хорошо, много освобождается по удо потому что соблюдают режим и не косячат – красота а не жизнь, всем хорошо. Но чтобы выстроить такую систему надо иметь очень хороший скилл управления людьми – современным бизнес-коучам надо будет поучиться у таких людей а еще лучше добро пожаловать на стажировку – тогда посмотрим стоят ли хоть чего то ваши теории, кейсы и книги.

В нашем отряде был именно такой завхоз.

Он сменил прошлого завхоз отряда после того как того палками забили до полусмерти задроченные им зэки – они просто устали терпеть издевательства и обращение на “а” – “дура, кура, бежала сюда, мать” – стоит ли говорить что наш прошлый завхоз был с малолетки – вот привычка крыть всех матом и осталась – но чувак просто не подрасчитал что общий режим немного не те малолетки с которыми он там привык разговаривать – в итоге был забит ночью палками командой из 10 инициативных осужденных вместе со всем активом что были под стать ему – с этого происшествия чуть было бунт не раздули, но после того как начальник колонии выслушал мнения мужиков и всего отряда – непутевый завхоз уехал на полгодика в ПКТ подумать над своим поведением а начальник пообещал всему отряду что такого больше не повторится (урок для топ менеджмента – общайтесь с рядовыми гражданами и подчиненными – лучше пять минут поговорить чем неделю воевать и разгребать потом эти проблемы) и назначил нам нового завхоза. И новый завхоз был просто жара. Отряд просто отупел от того что завхозы так могут. В первую очередь полностью открыли для всех (и блатных и мужиков) комнату приема пищи (которая и так по идее всегда должна была быть открыта – но старый завхоз считал что жрать за столом где сидели обычные мужики зашквар (малолетка что с него взять)) – и вот случилось чудо. Двери комнаты приема пищи открыты – сначала по инерции никто даже не смел туда заходить, все боялись – вдруг показуха. Потом один мужик зашел налил чаю из ЧАЙНИКА! и слинял к себе в секцию, потом второй зашел, потом третий – надо же – никого не бьют не обзывают и не выгоняют – эка невидаль – не было такого никогда не поверили мужики – врут наверное и ломанулись в комнату приема пищи – надо ли говорить что “питалку” засрали за двое суток как никогда. Везде чай, кофе, крошки, жратва засохшая – ну а чо епта, пусть завхоз сам и убирает раз такая вафля, хаха. Вот при старом завхозе было ништяк – никто не заходил в питалку, чистота была, чай варили на кипятильниках – красоты, а новый вафля – пусть сам и убирает. Но никаких последствий не последовало. Всю неделю – дерьмо продолжало копиться – кучи мусора и засохшего чая росли – все радовались – наконец то анархия – убираться не надо, на зарядку не надо вставать, пей чай, плюй на пол – с новым завхозом вафлей можно делать что угодно – хочешь на шконке валяйся весь день – хотя по режиму запрещено, хочешь чифири в питалке в этом бичевнике красота. Но через неделю рог изобилия истощился. В один прекрасный момент новый молодой завхоз вызвал к себе в секцию которая теперь была обставлена также по спартански как и секции обычных осужденных (никаких телевизоров, ковров, двд) 12 человек самого преклонного возраста или имеющих больший “вес” в отряде или бригаде что были в отряде – без всяких понтов он налил всем чая – не чифира – обычного хорошего китайского чая – каждому в свою пиалу – (не потому что он чего то опасался а просто по тому так пьют чай на свободе и так он любил пить чай) и начался разговор. Через час вышли старики с секции завхоза в задумчивости. Прошло два дня и отряд стало не узнать. Больше всего и всегда кипишей было с зарядкой.

Да-да, не смейтесь, по распорядку в ЛЮБОМ режимном учреждении ФСИН должна быть зарядка – не встал на зарядку – добро пожаловать на дисциплинарную комиссию и вперед в изолятор. Надо ли говорить что очень многие (в том числе и ваш покорный слуга) не очень любили вставать в Сибири в 6 утра и выходить в декабре-январе махать руками и ногами на улице.

Но режим есть режим – надо вставать. Обычно бывает что к самым старым осужденным или к самым весомым обычно не присматриваются и не докапываются – люди старые и уважаемые – ну подумаешь поспят или не будут кости морозить. А вот в этот день все было по другому – первыми в локалке отряда стояли именно те самые уважаемые зэки с кем разговаривал завхоз буквально вчера.

И не просто стояли а бодро махали руками и ногами – ну а всем остальным как стоять в стороне когда уважаемые люди так выкладываются в зарядке – и вот уже весь отряд и его актив с завхозом до главе делают зарядку темным январским утром.

Такого зона еще не видела – подбегали посмотреть даже с других отрядов – да где этож видано то – чтобы завхоз да культяпками махал на морозе вместе со всеми – БЕСПРЕДЕЛ!

Прошло 3 месяца – наш отряд было не узнать – четкий режим, утром встали ногами 10 минут помахали, покурили и в столовку строем, поели селедки жареной и по работам разошлись, и каждый ждет когда вечером вернется в отряд. В отряде также произошли очень большие изменения – в ПВР появился большой новый телевизор вместо допотопного с выпуклым кинескопом

Теперь вечером весь отряд собирался посидеть перед отбоем и посмотреть за очередными перипетиями товарищей с ДОМ2 – расходились спать обсуждая героев и героинь и из отношения и сношения, надо ли говорить что завхоз из собственного “общака” выносил пачечку чая на весь вечер и пакетик печенья на весь отряд.

После такого “тимбилдинга” не то что косячить не хотелось, а даже насчет освобождения можно было подумать отложить 🙂 Шутки шутками но товарищ новый завхоз сделал пряником то что никто не мог сделать кнутом – отряд слушался его, отряд жил хорошо и никто не жаловался и не косячил, и все это без применения физической силы.

А все почему – все просто – выявляй ядро коллектива и воздействуй на него, заинтересуешь их – все остальные будут в твоих руках.

Когда я освобождался нашему завхозу оставалось сидеть около 3-4 лет. Не пытался найти его по свободе, но думаю у него все сложилось хорошо – люди с мозгами выживут и встанут на ноги в любой ситуации.

Вот такая первая история из тех что я запланировал про актив красной зоны, далее будут посты про дневальных, коз (сдпшников) и прочих и прочих активистов что встречаются на зоне и в тюрьме.

Хотя эта история более бы подошла в сообщество “Бизнес” ну или “Менеджмент” – управление людьми это главный скилл который ты будешь тренировать окажись ты в тюрьме или зоне – без этого не прожить достойно.

Да и глупо терять столько времени – учись, самосовершенствуйся – и впереди тебя ждет успех, камрад.

Источник: https://pikabu.ru/story/ierarkhiya_aktiva_v_krasnoy_zone_chast_1__zavkhozyi_5504041

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.