Алешинские казармы москва

Крутицкая улица и ее переулки. Часть 4

Алешинские казармы москва
                                               Крутицкая улица и ее переулки. Часть 4

Часть 1. Часть 2. Часть 3.

    Прогуляемся по окрестностям Крутицкого подворья.

                                                       1-й Крутицкий переулок.

    Вид из Крутицкого переулка на дом № 13\1 по Крутицкой улице. Интересно, что номер этого дома не менялся по крайней мере 110 лет и по справочнику за 1901 г. можно проследить, что принадлежал он некой Закандыриной Елизавете Ефремовне. А отсюда можно проследить и других хозяев домов.

Дом № 3 – 1870 г постройки. В 1901 г. – домовладелец Шишкин Алексей Иванович.
    Он же, крупнее. Это последний жилой дом на территории подворья.
    Дом № 5\18С1 – старый дом

                                            4-й Крутицкий переулок.

     Этот же дом № 5\18С1 –  угол 1-го и 4-го  Крутицкого переулка. Он принадлежал Федотовой Татьяне Сергеевне.
        Из 18  старинных домов по 4-му Крутицкому переулку сохранилось кроме этого углового дома, только два.

        Это дом № 18\5С2 или по новому  на картах Яндекса как № 5С2 – принадлежал наследнице Андреевых.

   Он же, детали.
   И последний из сохранившихся домов  – жилойдом № 18С3. На последних картах Яндекса он уже не имеет номера, очевидно его судьба предрешена и его скоро снесут. В начале века дом принадлежал Четверяковой Марине Сергеевне. (к сожалению, фото дома было не мое и оно исчезло).
   А вот такой вид на Новоспасский монастырь открывался из Крутицких переулков (судя по понараме Яндекса, с 4-го Крутицкого пер.) в далеком 1852 г.

                                          2-й Крутицкий переулок.
 
Здесь сохранился старый деревянный дом купца Виноградова Д.С., построенный в 1880 г.

  2-й Крутицкий пер. д.14.
    Виноградов Дмитрий Савельевич,  купец 2-й гильдии, старообрядец, владелец чугунолитейного завода в Крутицах.  

                                                                   Арбатецкая улица.

   XVI столетие – время бурного образования ремесленных слобод в Москве. Именно тогда с юго-востока от Крутицкого подворья, там, где сейчас пролегли улицы Симоновский вал и Крутицкие переулки расселились “черные люди” (пахари), служилые и монастырские ремесленники. В то время это была одна из самых чистых местностей при въезде в столицу. Ремесленники проложили здесь прямые улицы, замостили их деревянными плахами, положенными на бревна и устроили деревянные набережные (для этого толстые бревна тесно вбивали вертикально в берег). Слободу уже в то время называли Арбатец.
  Вот, что написано в справочнике конца 19 века “Арбатецкая улица, Рогожской части. Находится близ Крутицких казарм; начинаясь от Каммер-Коллежского вала, она оканчивается у берега реки Москвы“.
Сегодня от обширной слободы осталась лишь короткая улица, длиной около 100 м, ведущая от Симоновского вала к Крутицкому монастырю, и теперь это не улица, а тупик.    Названа по имени деревни (слободы) Арба́тец, бывшей в собственности Крутицкого подворья.    Сегодня сохранилось на одной ее ее стороне несколько деревянных домиков.
  Со времени написания поста прошло несколько лет и часть деревянных домиков несколько лет назад сгорели.   Вид на Крутицкое подворье с Арбатецкой улицы. Слева  – сушильная палата.      Крутицкие казармы. Фото начала 20-го века.
   Вид на Крутицкие казармы с Арбатецкой улицы. Справа налево: Сушильная палата, Прикахная палата, построенные в XVIII веке. Числятся по Крутицкой улице как дом №17С6 и №17С7.

     До 1798 принадлежали церкви; впоследствии неоднократно перестраивались. Здесь в 1834 – 1835 гг. сидел А. И. Герцен.     О своём пребывании на подворье он вспоминал в романе «Былое и думы»:

В монашеских кельях, построенных за триста лет и ушедших в землю, устроили несколько светских келий для политических арестантов. В моей комнате стояла кровать без тюфяка, маленький столик, на нём кружка с водой, возле стул, в большом медном шандале горела тонкая сальная свеча. Сырость и холод проникали до костей“.

     С 1904 место дислокации батальона Астраханского полка, с 1914 – школа прапорщиков. Алёшинские (бывшие Крутицкие) казармы. С 1922 названы в честь участника Октябрьской революции А. А. Алёшина. В советское время – гарнизонная гауптвахта, ныне здесь размещены помещения Синодального отдела по делам молодежи РПЦ.

    Другие достопримечательности. Оглавление.

1-й Крутицкий, 4-й Крутицкий, Арбатецкая, Герцен, Крутицкая, Крутицкое подворье, Прогулки по Москве, Пролетарская, архитектура, достопримечательности, казармы, палаты, памятник, подворье, слобода, старая Москва, старые фото

Источник: https://stapelia2784.livejournal.com/4800.html

Читать

Алешинские казармы москва
sh: 1: –format=html: not found

«Москва сдана не будет!». Из записок военных лет

..

Что делать человеку моего поколения, если ему исполнилось недавно восемьдесят лет, впрочем, сохранившему еще ясность мышления, возможность с достаточной стройностью излагать свои мысли на бумаге и имеющему горячее желание продолжать быть полезным соотечественникам и, в первую очередь, молодёжи, своим детям и внукам? Очевидно, что стоит вспомнить о делах минувших, правдиво обо всём рассказать, поделиться своим жизненным опытом и тем самым внести полезный вклад в наше, столь трудное настоящее, а также в недалёкое будущее, которое, как говорили ещё древние, «…теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно».

С этих слов мой отец, Алексей Борисович Парцевский (1911–1998), начал свои мемуары. В них он вспоминает и своё раннее детство, и отрочество, и юность, и трудные дни войны, в которой участвовал от обороны Москвы до Победы.

Отца вырастила и воспитала, также как и многих других юношей и девушек того поколения, наша Советская Родина. Он прошёл хорошую жизненную школу, начав с рядового рабочего, пройдя службу в Красной Армии в авиационных частях и став перед войной заместителем директора научно-исследовательского института.

Записи, или, вернее, дневники, отец вёл с детских лет. К сожалению, все они не сохранились до нашего времени. Скромен и журналистский опыт времён войны: отец писал заметки об однополчанах в дивизионные, армейские и фронтовые газеты под псевдонимом Павел Алексеев.

А в 1943 году он начал писать заметки лично для себя, хотя вести на фронте дневники запрещалось. Вот что он сам сообщает об этом.

В июле 1943 года, получив уже значительный опыт войны с немецкими фашистами, я решил записать свои воспоминания о днях войны. Эти записи были начаты вблизи от переднего края в блиндаже у разбитого дома на западной окраине станицы Крымской. И первые строки в них нередко сопровождались аккомпанементом разрывов снарядов и бомб.

Далее я вернулся к этим записям, так и получившим название «Дни войны», летом на Карельском фронте, в землянке на 45 км шоссе Кандалакша — Куалоярви, где наш полк стоял в резерве. Потом в селе Хаж, близ Люблина, в Польше, в конце декабря 1944 года. И в разных местах после войны.

Они были переписаны из разных тетрадей уже в Дрездене, летом 1947 года.

Я взял на себя смелость подготовить записки моего отца в той части, которая касается начала войны и обороны Москвы осенью 1941 года, к публикации. Тому уже 70 лет, а моему отцу в этом году исполнилось бы 100 лет…

Андрей Парцевский

* * *

22 июня. Воскресный день. Я вместе с женой и двумя дочками находился тогда на даче в Томилино под Москвой в гостях у родителей. Собрались накануне вечером в субботу — праздновать моё тридцатилетие.

Приехала сестра с мужем Евгением Сокольским и сынишкой Станиславом. К вечеру затеяли чаепитие с пирогами и сладостями.

Но почти все разговоры сводились к одной волнующей проблеме: когда начнётся война? Спать легли поздно.

Утром по радио звучала музыка. Радиотрансляционные точки ведь в каждом доме и работают с 6 часов утра. Сообщение о том, что в 12 часов дня по радио выступит Молотов, прозвучало неожиданно. Вся семья собралась у радио.

Звучат взволнованные слова Молотова. Чувствуется, что он сам глубоко переживает то, о чём говорит.

«Граждане и гражданки Советского Союза!

Советское правительство и его глава товарищ Сталин поручили мне сделать следующее заявление:

Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбёжке со своих самолётов наши города — Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причём убито и ранено более двухсот человек. Налёты вражеских самолетов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территории.

Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством. Нападение на нашу страну произведено, несмотря на то, что между СССР и Германией заключён договор о ненападении, и Советское правительство со всей добросовестностью выполняло все условия этого договора.

Нападение на нашу страну совершено несмотря на то, что за всё время действия этого договора германское правительство ни разу не могло предъявить ни одной претензии к СССР по выполнению договора.

Вся ответственность за это разбойничье нападение на Советский Союз целиком и полностью падает на германских фашистских правителей..

..

Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!»

Зиночка заплакала. А старшая моя дочка Маринка, видя тревожное настроение, залезла на коленки ко мне и требовала, чтобы её развлекали.

Итак, война началась. Это значит, что красный листок, вложенный в мой военный билет, на котором написано: «по особому вызову», скоро должен выполнить свое предназначение. Женя Сокольский также вскоре должен быть мобилизован.

Не теряя драгоценного времени, мы решили строить убежище для семьи в саду, недалеко от дома. Заняться этой работой нам, мужчинам, сейчас значит занять работой и женщин, дать им время успокоиться.

…Везде обсуждают речь Молотова. Строятся различные предположения, начиная от таких, где говорят только о приграничных боях, защите собственных границ.

И заканчивая вероятными возможностями наступления на Варшаву и переходом угнетённого рабочего класса Европы на сторону СССР.

Называют различные сроки, но все сходятся на том, что война продлится не более пары-тройки месяцев. Настолько сильна вера в Красную Армию и Красный Флот.

Вечером соседи-подростки вызваны в поселковый совет: разносить мобилизационные повестки. А построенное нами убежище пригодилось буквально вскоре, когда над Москвой стали появляться самолёты противника.

На следующий день, в понедельник, на работе установили постоянное дежурство команд МПВО. Москва затемнена, ночь проходит в ожидании налёта вражеской авиации, но пока всё спокойно. В ночь на 24 июня объявляют воздушную тревогу.

Население ряда близлежащих домов уходит в построенное нами бомбоубежище. Команды МПВО дежурят на улицах и крышах. Стреляют зенитки, строчат пулемёты, шарят по небу прожектора. Под утро несколько самолетов проходят высоко в облаках. Тревога оказывается учебной.

Всё в порядке! Пока… Но что будет завтра, если немцы и в самом деле начнут бомбить столицу?..

Следующим утром выясняется, что вражеские самолёты действительно пытались совершить налёт. Бывший рабочий института Егоров, а теперь зенитчик, прибывший за расчётом на предприятие, рассказал, что в районе Голицына сбит немецкий «Юнкерс».

…Каждый день уходят в армию призванные граждане. Производство приходится перестраивать, ставить на опустевшие места женщин и изменять план применительно к первоочередным военным нуждам.

Начинается подготовка военного ополчения. Наши женщины шьют вещмешки, называемые «сидорами», подготавливают необходимые ополченцам вещи. Настроение народа относительно бодрое, хотя вести с фронтов начавшейся войны довольно неутешительные и глубоко тревожат.

По радиотрансляции звучат названия оставляемых противнику городов, а затем неизменная песня: «Прощай, любимый город!». На улицах много призванных с вещмешками за плечами, они идут обычно с провожающими. Слышатся старые песни времён гражданской войны — это группы призывников проходят от сборных пунктов к вокзалам.

Но общественный транспорт, магазины, театры и кино работают, как обычно.

Появились первые сводки Совинформбюро. Из сообщения от 28 июня следует, что везде идут тяжёлые бои. Называются Шауляйское и Минское направления. А вот на Луцком направлении «…в течение дня развернулось крупное танковое сражение, в котором участвует до 4000 танков с обеих сторон. Танковое сражение продолжается.

В районе Львова идут упорные, напряжённые бои с противником, в ходе которых наши войска наносят значительное поражение ему. Наша авиация вела успешные воздушные бои и мощными ударами с воздуха содействовала наземным войскам. При налёте на район Тульчи нашей авиацией уничтожено 2 монитора противника на реке Дунай.

На остальных участках фронта наши войска прочно удерживают госграницу».

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=313661&p=3

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.