Арест это

Держат Меня семеро: что грозит аудитору Счетной палаты

Арест это

Аудитору Счетной палаты Михаилу Меню грозит до 10 лет лишения свободы, но с высокой долей вероятности срок сократится двое, предполагают попрошенные «Известиями» адвокаты. 18 ноября Меня обвинили в растрате в 2011 году 700 млн рублей из бюджета Ивановской области, в тот период он возглавлял этот регион.

По версии Генпрокуратуры, он заключил с Минфином соглашение о предоставлении бюджету области кредита из федеральной казны, а затем пролоббировал принятие местным правительством и думой нормативных актов, которые позволили выдать деньги, поступившие в региональный фонд поддержки МСП, компании «Ивановский бройлер», входящей в группу компаний «Продо». По мнению специалистов по борьбе с коррупцией, инициатива по хищению средств исходила от бизнеса. Впрочем, в этом году «Продо» долг перед бюджетом региона неожиданно погасила. Вечером в среду стало известно, что Михаил Мень задержан и доставлен в ИВС, 19 ноября в Басманном суде будет рассмотрен его арест.

Прикоснуться к неприкасаемым

Во вторник утром генпрокурор Игорь Краснов специально приехал на заседание Совета Федерации с представлением о задержании бывшего губернатора Ивановской области Михаила Меня. Сейчас он работает аудитором Счетной палаты, у которых, по закону, есть неприкосновенность.

— Следственным комитетом расследуется дело по факту хищения в 2011 году должностными лицами правительства Ивановской области и бенефициарами группы компаний «Продо» в составе организованной группы 700 млн рублей из бюджета Ивановской области.

В ходе предварительного расследования получены достаточные доказательства причастности к совершению этого преступления Меня Михаила Александровича, являвшегося в то время губернатором и одновременно председателем правительства Ивановской области», — сообщил он.

Игорь Краснов описал сенаторам схему, с помощью которой Михаил Мень, по версии правоохранительных органов, принял участие в преступлении. Она, по словам прокурора, выглядит следующим образом.

Михаил Мень в 2011 году заключил с Минфином соглашение о предоставлении бюджету области кредита из федеральной казны в сумме 1 млрд рублей. Игорь Краснов отметил, что глава региона был наделен правом заключить от имени правительства региона соглашение о предоставлении такого займа и фактически распоряжаться им.

В связи с этим он принял на себя преступные обязательства на растрату денежных средств в пользу ГК «Продо». Деньги были перечислены в ОАО «Ивановский бройлер» («дочка» последней компании) через областной Фонд поддержки малого предпринимательства.

Прокурор также отметил, что Михаил Мень склонил к совершению преступления своего первого зама Павла Конькова, являвшегося также председателем правления этого фонда.

Справка «Известий»

Группа «Продо» — один из крупнейших в РФ производителей продукции из мяса птицы, колбасных изделий, полуфабрикатов и молочных продуктов. Основана в 2004 году.

По данным СМИ, она образовалась из активов, которые команда Романа Абрамовича начала скупать в 2000-х годах.

Согласно данным СПАРК, 50% акций ООО «Продо» у Андрея Городилова, он также занимает пост гендиректора, еще 25% — у Ефима Малкина (бывший сенатор от Чукотки) и Ирины Панченко.

Павла Конькова, который сменил Михаила Меня на посту губернатора, задержали в июне 2019 года в рамках дела о хищении в особо крупном размере. Помимо него был задержан и управляющий директор ОАО «Ивановский бройлер» Дмитрий Гришин, его Краснов в своем выступлении также упоминал в связи с делом, по которому дано разрешение на задержание Михаила Меня.

Совет Федерации единогласно одобрил представление генпрокурора о разрешении привлечь в качестве обвиняемого Михаила Меня. После этого он был задержан сотрудниками ФСБ и доставлен на допрос в СКР.

Впрочем, по словам адвоката Павла Конькова Анны Котковой, ее подзащитный не давал изобличающих показаний на аудитора Счетной палаты, как ранее писали СМИ. По ее словам, утверждение, появившееся в ряде источников, не соответствует действительности и является либо заблуждением, либо провокацией.

Деньги вернулись

«Известия» направили запрос в Генпрокуратуру с просьбой уточнить детали дела. Ответ во многом продублировал содержание выступления главы ведомства в Совете Федерации.

К уже сказанному там добавили, что Павел Коньков обеспечил принятие правительством Ивановской области нормативных актов, позволяющих выделить областному Фонду поддержки МСП деньги без согласования с Минфином. При этом в его уставе были предусмотрены изменения, позволяющие выдать займ ОАО «Ивановский бройлер», который считается субъектом МСП.

28 марта 2011 года Михаил Мень без согласования с Минфином России внес на рассмотрение Ивановской областной Думы законопроект, предусматривающий выделение фонду 750 млн рублей. Депутаты его одобрили.

В январе 2016 года бывший директора фонда Алик Шарабидзе был арестован и приговорен к девяти годам колонии, позже он стал свидетелем обвинения по делу в отношении Павла Конькова. Его сообщником следствие считает экс управляющего директора ОАО «Ивановский бройлер» Дмитрия Гришина, который был арестован за растрату в Воронеже. Сама организация была признана банкротом еще в 2015 году.

Группа «Продо», тем не менее, в 2020 году вернула 710 млн рублей в бюджет региона, сообщал ранее губернатор Станислав Воскресенский.

— Это деньги налогоплательщиков, бюджета, в свое время они пропали. Я так понимаю, что в последние годы и не было надежд, что они вернутся, тем не менее, предприниматели из «Продо» повели себя очень ответственно.

И деньги в полном объеме — 710 млн — это долг, который был перед бюджетом Ивановской области, а также проценты и неустойка, ещё вчера во второй половине дня поступили, — рассказал в июне Станислав Воскресенский.

Подобные схемы хищения бюджетных средств чиновниками были придуманы еще в 90-е годы, и активно используются сейчас, заявил «Известиям» председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

— Уверен, что там сработала такая схема: когда Мень появился в регионе к нему пришли бизнесмены и предложили варианты присвоения денег.

К тому, же чиновник явно рассчитывал на покровительство представителей тех кругов, в которых ранее вращался. Но скрыть неэффективность расходования бюджетных средств от местных практически невозможно.

Нельзя воровать у людей так, чтобы они не знали, — сказал он.

причина такого поведения чиновников, по мнению эксперта, заключается в удаленности региона от Москвы, отсутствии постоянного мониторинга за расходованием бюджета, большом количестве полномочий и размытости критериев, по которым проводится оценка эффективности их работы.

Михаилу Меню инкриминируется ч. 4 ст. 160 УК (присвоение или растрата, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере).

По этой статье ему грозит до десяти лет лишения свободы, причем по УК это преступление входит в категорию тяжких, отметила адвокат Татьяна Сустина. Но, в соответствии с пунктом «в» ч. 1 ст.

78 УК, лицо освобождается от уголовной ответственности, если с момента совершения тяжкого преступления прошло десять лет, отметила она.

Если приговор вступит в силу до истечения срока давности, то Михаил Мень не сможет воспользоваться этой нормой. На практике, реальные сроки варьируются от условного срока до пяти-шести лет реального наказания, резюмировала адвокат.

Как заявил РИА Новости адвокат Михаила Меня, его подзащитный не признает вину в растрате и считает претензии недоразумением. Аналогичную позицию днем, еще до задержания, в разговоре с «Интерфаксом» высказал сам аудитор.

— Что это за ерунда? В первый раз слышу. Я не в курсе, в чем дело, сейчас буду выяснять, — отреагировал он на ситуацию.

Справка «Известий»

Михаил Мень родился в 1960 году в Сергиево-Посадском районе. Он сын известного в советское время священника Александра Меня, убитого в 90-м году при не выясненных обстоятельствах.

В 1995 году Михаил Мень был избран в Госдуму от партии «Яблоко», спустя пять лет стал вице-губернатором Подмосковья. В 1997-м Меня назначили замом мэра Москвы Юрия Лужкова.

К тому моменту он уже покинул «Яблоко». В 2004 году вступил в «Единую Россию» (сейчас член президиума генерального политсовета партии).

В 2005 году президент рекомендовал Меня заксобранию Ивановской области в качестве губернатора. Он проработал на этом посту до 2013 года, после возглавил Минстрой. В 2018 году ушел оттуда в Счетную палату.

Проблема аудиторов

Как пояснил «Известиям» источник, работавший в ивановской думе в бытность Михаила Меня губернатором региона, в то время через депутатов можно было протащить фактически любой законопроект, качественно его упаковав.

Обсуждение было публичным, но в детали никто не вникал, а местные СМИ на сомнительные пункты принимаемых актов обращали мало внимания.

Кроме этого, в финансовых вопросах депутаты во многом полагаются на органы парламентского контроля, в частности, на региональную Счетную палату, поэтому местным аудиторам не в последнюю очередь надо предъявлять претензии.

«Известия» направили запросы в Счетную палату, Минфин, СК, правительство Ивановской области, региональный фонд поддержки малого и среднего бизнеса, а также в ГК «Продо» с просьбой прокомментировать задержание Михаила Меня.

Обвинения относятся к периоду работу Меня в Ивановской области в 2011 году, как и каждые обвинения, они должны быть объективно расследованы, будем ждать итогов расследования, заявили в Счетной палате.

Возбуждено уголовное дело и ведется расследование, поэтому корректнее обратиться в СК и ГП, отметили в правительстве Ивановской области.

В целях непричинения вреда следствию за подробностями по данным вопросам полагаем корректным направлять запросы в СК РФ, ответили в фонде поддержки МСП.

На должности губернатора региона, которую Михаил Мень занимал с 2005 по 2013 годы, политик ничем особо не отличился, заявил «Известиям» политолог Дмитрий Фетисов.

По его словам, значительных улучшений в жизни местного населения не последовало и при его преемнике Павле Конькове. В целом Ивановская область традиционно считается депрессивным регионом, в котором низки протестные настроения.

Несмотря на вполне рутинную работу в субъекте, Михаила Меня повысили до должности главы Минстроя.

— Это вызвало большое удивление как в регионе, так и на федеральном уровне. Карьерный рост объясняется не заслугами, а покровительством, — считает Дмитрий Фетисов.

Подконтрольные депутаты действительно помогают правительству области протаскивать через облдуму сомнительные законопроекты, добавил политолог. Такая практика, по его словам, встречается в некоторых регионах, при этом СМИ и общественность этого зачастую не замечают.

Во время работы Михаила Меня в Минстрое на первый план вышла проблема обманутых дольщиков, напомнил управляющий партнер «ВекторСтройФинанс» Андрей Колочинский.

В 2015 году обанкротился крупнейший застройщик страны — компания СУ-155, которая оставила после себя 155 недостроенных объектов и не менее 30 тыс. обманутых дольщиков.

Это вызвало громкий резонанс, обнажило неэффективность существующего механизма долевого строительства и подстегнуло целый ряд законодательных инициатив, ужесточающих требования к девелоперам.

Однако с того момента прошло еще несколько лет, прежде чем в феврале 2018 года Минстрой предложил заменить существующий механизм на банковское проектное финансирование и эскроу-счета.

Завершать реформу долевого строительства пришлось новому министру — Владимиру Якушеву, так как Мень был отправлен с понижением на должность аудитора Счетной палаты в июне 2018 году, резюмировал Андрей Колочинский.

В числе самых неудачных проектов Минстроя, начатых при Михаиле Мене — государственная информационная система жилищно-коммунального хозяйства РФ (ГИС ЖКХ). Ее создавали Минкомсвязь совместно с Минстроем и ФГУП «Почта России». Функциональным заказчиком выступал Минстрой, он же принимал работу программистов.

В системе должны быть собраны списки домов, реестры лицензий УК, данные об их деятельности, личные кабинеты граждан, и так далее. Ее запустили в 2016 году, на разработку и эксплуатацию было потрачено 2,3 млрд рублей. Однако ГИС ЖКХ до сих пор плохо работает с технической точки зрения.

В 2016 году Минстрой также не смог выполнить план по капитальному ремонту домов, при этом деньги с собственников жилья были собраны. Не сложилось и с планом по переселению россиян из ветхого и аварийного жилья — программу выполнили менее, чем на 50%.

19 ноября в Басманном суде будет рассмотрен арест Михаила Меня. СК не планирует просить заключения под стражу аудитора палаты, предполагается запрет определённых действий, сообщили источники.

Над текстом работали Дмитрий Гринкевич, Любовь Лежнева, Мария Перевощикова, Елена Сидоренко, Ирина Цырулева

Источник: https://iz.ru/1088991/izvestiia/derzhat-menia-semero-chto-grozit-auditoru-schetnoi-palaty

Что такое «химия» для осужденных и кто носит датчик. Рассказываем о наказаниях, не связанных с тюрьмой

Арест это

В 2018 году в Беларуси было осуждено 40 612 человек. Цифра, сравнимая с населением города Калинковичи. 24% осужденных отправили за решетку, остальным дали наказание, не связанное с лишением свободы.

Сегодня мы расскажем, как суд решает, направить человека в колонию или оставить дома; какой максимальный штраф как основное наказание может быть назначен; что такое «химия» и «домашняя химия»; на кого милиция будет вешать специальные датчики, чтобы следить за передвижением.

Разобраться в теме нам помог адвокат Евгений Маслов.

TUT.BY часто пишет об уголовных делах, которые возбуждают в отношении людей, далеких от мира криминала.

Обвиняемым может оказаться 82-летний пенсионер, продавший старое ружье, мама, чья дочка получила травму после падения с велосипеда в гололед, должностные лица, недосмотревшие коров, — столкнуться с правоохранительными органами, увы, может любой. В прошлом году журналисты TUT.

BY на себе испытали, что такое обыски, задержания и допросы, и поняли: мы слишком плохо знаем свои права. Да, подготовиться к внезапному интересу силовиков невозможно. Но стоит заранее узнать, как действовать в такой ситуации.

В проекте TUT.BY «Если к вам пришли» мы весь год в картинках разъясняем важные юридические моменты, с которыми может столкнуться каждый.

Самое строгое наказание в Беларуси — это смертная казнь, мы по-прежнему последняя страна в Европе и на постсоветском пространстве, где по приговору суда расстреливают людей. Дальше по строгости идет пожизненное заключение (как альтернатива смертной казни), лишение свободы (максимальный срок — 25 лет).

Но по многим преступлениям предусматривается альтернатива лишению свободы. Например, за хулиганство (ч. 1. ст. 339), кражу (ч.1 и 2 ст. 205), мошенничество (ч. 1 и 2 ст. 209 УК) и др. Зависит это от степени общественной опасности преступления — например, за убийство — лишение свободы — самое мягкое наказание (от шести лет).

Наказания, не связанные с лишением свободы, это общественные работы, штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, исправительные работы, ограничение по военной службе, арест, ограничение свободы, лишение воинского или специального звания.

Некоторые из них выступают как дополнительное наказание — лишение воинского звания, например. Некоторые как основное — арест, например. Некоторые могут быть как основным, так и дополнительным — штраф, например.

В каждом случае суд индивидуально решает, какое назначить наказание, оно должно соответствовать целям уголовной ответственности — перевоспитать человека и предупредить совершение таких преступлений в будущем.

Учитывается, насколько опасное преступление, какие были мотивы и цели у преступника, какой ущерб он принес или какой преступный доход получил.

Изучают смягчающие и отягчающие обстоятельства — был ли человек ранее судим, возместил ли он потерпевшим ущерб, содействовал ли он раскрытию преступления, как характеризуется по месту жительства и работе, есть ли у него на иждивении дети и т.д.

Лишение свободы при наличии альтернативных наказаний назначается только в том случае, если суд посчитает, что другие наказания не будут соответствовать целям уголовной ответственности.

Например, человек ранее уже был судим, ему назначили наказание в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение, а он не сделал выводы и снова совершил преступление, еще более опасное, чем прошлый раз.

Общественные работы — это бесплатная работа на благо общества сроком от 60 до 240 часов. Если у человека есть основная работа, на общественную он приходит в свободное время — на четыре часа в день.

Общественные работы могут быть как основным, так и дополнительным наказанием к штрафу или лишению права занимать определенные должности.

Отправить на общественные работы могут, например, в колхоз — собирать камни, на свалку — сортировать мусор — список объектов составляют местные власти, правоохранительные органы следят за исполнением наказания.

Исправительные работы — это работа на прежнем месте, но часть зарплаты (10−25% — на усмотрение суда) удерживается в пользу государства. Исправительные работы могут быть назначены на срок от шести месяцев до двух лет.

Если на момент вступления в силу приговора осужденный нигде не работает, ему предлагают за 15 дней найти самому место работы. Иначе его направят в местное управление по труду и занятости и там ему найдут работу из списка вакансий.

Отказаться от предложенной работы нельзя.

Суд определяет, какой назначить штраф, исходя из характера и степени общественной опасности преступления, а также материального положения осужденного. Размер штрафа варьируется от 30 до 1 тысячи базовых величин, за экономические преступления и преступления против службы — от 300 до 5 тысяч базовых величин.

Есть еще одна особенность — за некоторые преступления уголовная ответственность наступает, если человек на протяжении года дважды за нарушение привлекался к административной ответственности, но продолжил противоправное поведение. Например, за клевету.

Тогда уголовное наказание в виде штрафа должно быть не меньше максимального штрафа, налагаемого в административном порядке.

Арест — это строгая изоляция осужденного на срок от одного до трех месяцев. Наказание осужденные отбывают в арестном доме, ближайшем от места жительства. Арестные дома находятся в том числе на территориях колоний, тюрем и СИЗО.

Условия содержания те же, что и для осужденных к лишению свободы, отбывающих наказание на общем режиме в тюрьме. Обучение на время ареста запрещено. Передвижение без конвоя запрещено. Но осужденного могут отпустить на неделю домой.

К оплачиваемой работе таких осужденных не привлекают, но могут задействовать по хозяйству в арестном доме.

В просторечье «химией» называют ограничение свободы. Понятие появилось в советские времена, тогда осужденных направляли на стройки народного хозяйства, часто — на химические предприятия. Отсюда и пошло такое название.

«Домашняя химия» — ограничение свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа, то есть осужденный остается дома, но должен выполнять ряд правил — например, ходить на работу, отмечаться в милиции.

Отдельно объясним, что такое «исправительное учреждение открытого типа». Та самая «химия» напоминает собой спецкомендатуру: живут осужденные в помещениях, похожих на общежития или казармы, каждый день ходят на работу — обычно за пределы места жительства, это может быть пилорама или опять-таки колхоз, обычно это неквалифицированный труд. Отбывая наказание, можно заочно получить образование.

Ограничение свободы устанавливается на срок от шести месяцев до пяти лет.

Опять-таки решение принимается индивидуально. Суд изучает личность обвиняемого, степень опасности преступления и сможет ли человек исправиться, находясь дома, или все-таки цели уголовного наказания будут достигнуты в исправительном учреждении.

Важный момент — на «химию» могут отправить только совершеннолетнего трудоспособного человека. Если есть проблемы со здоровьем, суд может учесть этот фактор и назначить ограничение свободы без направления в исправительное учреждение, то есть осужденный останется дома.

Также учитываются социальные связи — ограничение свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа может назначаться, когда исправление виновного может быть достигнуто в семье, трудовом коллективе, в учебном заведении.

Здесь учитываются характеристики фигуранта уголовного дела с места учебы или работы, с места жительства.

19 июля 2019 года конфискация имущества как вид дополнительного наказания была исключена из Уголовного кодекса. Конфискация имущества была предусмотрена по многим статьям УК, например коррупционным: ст. 430 (Получение взятки), ст. 424 (Злоупотребление властью или служебными полномочиями), ст.

 426 (Превышение власти или служебных полномочий). Такое наказание, как конфискация, исключено из Уголовного кодекса, будет применяться только специальная. Например, это имущество или деньги, добытые преступным путем, орудие преступления.

Вместо конфискации ввели штраф от 300 до 5 тысяч базовых величин.

Суд может лишить специального или воинского звания человека, который совершил тяжкое или особо тяжкое преступление — например, получил взятку или совершил госизмену. Восстановить звание нельзя даже после отбытия основного наказания.

Человека, который по приговору суда получил «домашнюю химию», постоянно посещает милиция, поскольку он стоит на учете в уголовно-исполнительной инспекции. Смотрят, чтобы был трезвый, чтобы после 19.00 находился дома, чтобы не сбежал из Беларуси. Прийти домой к осужденному могут в любое время суток.

Можно ходить на работу или учебу, но маршрут строго ограничен. За пределы обозначенного расстояния можно выйти только на два часа, обязательно в том же населенном пункте — например, сходить к доктору, на почту или на рынок за покупками. Краткосрочный выезд в другой населенный пункт — только с разрешения уголовно-исполнительной инспекции.

На выезды к осужденным приезжают не только сотрудники инспекции, но также участковые, сотрудники Департамента охраны и даже ОМОН. Чтобы упростить процедуру контроля, в Минске на базе двух РУВД сейчас тестируют GPS-браслеты, которые выдают осужденным.

Они позволяют видеть местоположение подопечного в реальном времени на мониторе, программа автоматически выдает сигнал, если владелец браслета выйдет за пределы очерченной территории.

Источник: https://news.tut.by/society/651872.html

Верховный суд освободил из-под домашнего ареста Майкла Калви

Арест это

МОСКВА, 12 ноября. /ТАСС/. Верховный суд России в четверг освободил из-под домашнего ареста семерых фигурантов дела основателя инвестиционного фонда Baring Vostok Майкла Калви, передает корреспондент ТАСС.

“Изменить фигурантам дела меру пресечения с домашнего ареста на запрет определенных действий”, – постановил судья. 

Согласно новой мере пресечения, обвиняемым запрещено менять место жительства, выходить за пределы своих домов в ночное время, посещать помещения банка “Восточный” и компании “Первое коллекторское бюро”, общаться вне судебных заседаний с фигурантами дела, получать и отправлять почтовые сообщения, пользоваться средствами телефонной связи, за исключением экстренных вызовов. Установленный судом срок действия новой меры пресечения – 13 января 2021 года.

Верховный суд учел, что расследование дела завершено и обвиняемые без нареканий со стороны правоохранительных органов провели под домашним арестом длительное время. Судом также были учтены положительные характеристики обвиняемых, наличие у них несовершеннолетних детей.

Суд особо отметил представленные Калви сведения о его заболевании и необходимости ежедневных прогулок. В обоснование освобождения обвиняемых суд привел выплату банку “Восточный” 2,5 млрд рублей, выделение которых в виде кредита ранее послужило причиной возбуждения дела.

“Прихожу к выводу, что изменились обстоятельства, при которых фигурантам дела избиралась мера пресечения в виде содержания под домашним арестом. Необходимость дальнейшей меры пресечения в виде домашнего ареста отпала и не соответствует интересам правосудия”, – зачитал постановление судья.

Калви сообщил, что планирует в ближайшее время выйти на работу в фонд Baring Vostok. “Я позитивно оцениваю решение об изменении меры пресечения фигурантам нашего дела. Мы ждем начала суда, чтобы доказать свою невиновность. А мои планы на ближайшее время – выйти на работу”, – сказал он. 

Калви также заявил, что ожидает начала рассмотрения своего дела, чтобы доказать невиновность. “Мы ждем начала суда, чтобы доказать свою невиновность”, – сказал он. 

В Baring Vostok считают, что уголовное преследование, которое длится год и 9 месяцев, должно быть прекращено.

“В деле нет ни состава преступления, ни потерпевших: банк “Восточный”, получив повторное возмещение средств, отозвал гражданский иск.

Кроме того, в материалах дела не содержится каких-либо доказательств вины фигурантов дела. Мы уверены в невиновности наших коллег и продолжим добиваться правосудия”, – заявили в фонде. 

Снятие ареста с имущества

Верховный суд также снял арест с имущества фигурантов дела о растрате 2,5 млрд рублей. “Отказать в ходатайстве заместителя генерального прокурора Гриня о продлении ареста имущества”, – постановил судья.

Суд снял арест с московских квартир, принадлежащих жене обвиняемого Филиппа Дельпаля и матери обвиняемого Ивана Зюзина. Суд также снял арест с двух мотоциклов, проданных обвиняемым Максимом Владимировым незадолго до возбуждения дела.

При вынесении решения суд учел переквалификацию обвинений со статьи “Мошенничество” на статью “Растрата”, а также отказ потерпевших от имущественных требований. “Нет каких-либо сведений о том, что указанное имущество было получено с использованием незаконно полученных денежных средств”, – сообщил судья в постановлении.

Как стало известно в ходе заседания ранее, долг в 2,5 млрд рублей, ставший основанием для возбуждения дела, был погашен перед банком “Восточный”. В этой связи представители потерпевших заявили об отказе от имущественных требований.

По делу сохраняется арест на имущество фигурантов дела стоимостью свыше 2,5 млрд рублей.

Верховный суд также передал дело для рассмотрения по существу в Мещанский суд Москвы.

Дело Калви

Уголовное дело о хищении 2,5 млрд рублей у банка “Восточный”, основным фигурантом которого стал Майкл Калви, возбуждено Следственным комитетом России 13 февраля 2019 года на основании заявления члена совета директоров банка Шерзода Юсупова, с которым он обратился в ФСБ России. По данным следствия, Калви организовал схему, в результате которой кредит в размере 2,5 млрд рублей, полученный компанией “Первое коллекторское бюро” (ПКБ) от “Восточного” в 2015 году, был зачтен уступкой акций.

По версии следствия, Калви ввел в заблуждение совет директоров банка относительно стоимости акций ПКБ, которые были оценены в сумму долга при реальной стоимости 600 тыс. рублей, что привело к фактическому хищению этих средств.

Защита оспаривала такую оценку акций, ссылаясь на отсутствие у следствия результатов финансовой экспертизы. Майкл Калви отрицает вину и называет уголовное преследование незаконной попыткой миноритариев “Восточного” решить корпоративный спор.

Помимо Калви, по делу проходят бывший директор банка “Восточный” Алексей Кордичев, партнеры фонда Филипп Дельпаль и Ваган Абгарян, директор фонда по инвестициям Иван Зюзин, экс-управляющий директор по инвестициям банка Александр Цакунов и директор ПКБ Максим Владимиров. Следствие по делу завершено. Всем фигурантам предъявлено обвинение в растрате, совершенной группой лиц в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160 УК РФ).

Источник: https://tass.ru/proisshestviya/9987569

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.