Арестантская жизнь

Что значит жить по понятиям?

Арестантская жизнь

Человек, угодивший за решетку, обязательно должен придерживаться тюремных понятий, потому что жизнь в местах лишения свободы особенная, нестандартная, и она подчиняется своим законам.

Что значит жить по понятиям? Как себя вести, чтобы другие заключенные поняли и приняли в свою касту?

Кто живет по понятиям?

В тюрьме есть два типа арестантов:

  1. Те, кто живет воровской жизнью. Такие люди как раз и живут по понятиям. Для них тюрьма – это родной дом (это так называемые блатные).
  2. Те, кто случайно попал за решетку, например, совершил преступление на бытовой, политической почве и т. п. В лагерях именно эта категория заключенных составляет основную касту мужиков, в отличие от блатных.

Нормальные мужики (они же блатные) ведут себя активно, а вторые пассивно, потому что они еще не знакомы с тюремной или лагерной жизнью.

Именно за счет воров в законе поддерживаются и сохраняются понятия. Основополагающие понятия:

  • Соблюдение строгого порядка в камерах. Это значит, не применять по отношению к «братве» физическую силу, не материться. Все споры и конфликты должны «разруливаться» на начальной стадии. Нарушитель закона рискует как минимум потерять здоровье, а в некоторых случаях даже честь.
  • Запрещено посылать друг друга. Даже случайно брошенная фраза: «Да пошел ты на…» дает право тому, кому она адресована ударить и даже убить неосторожного матерщинника (даже если эта фраза не была до конца произнесена).

Базовые тюремные понятия

Чтобы репутация не опустилась ниже плинтуса, а жизнь в тюрьме не висела на волоске, нужно запомнить базовые понятия. В правильных тюремных хатах действуют строгие правила.

Пресекается любое применение физической силы. Здесь запрещены вымогательства и любой эпизод подавления личности. Интересы каждого заключенного учитываются в той мере, в которой никто не будет ущемлен.

Новому сидельцу обитатели камеры (братва) должны все показать, рассказать, как нужно себя вести. Только после того как новенькому все расскажут и покажут, можно будет спрашивать с него. По теремных законам с новенького в тюрьме нет спроса, потому что пока он не знает тюремных законов.

На зоне порядок поддерживается с помощью правильных понятий – неформальных тюремных законов, а также тюремных правосудий, осуществляемых с помощью тюремных разборок.

На воле фраза «Жить по понятиям» означает жить вне закона. Правильные понятия – это сама атмосфера, в которой живут заключенные. Зеки сами создают эту атмосферу и поддерживают ее для того, чтобы выйти на волю нормальными людьми.

Очень многие нюансы в правильных понятиях обычному человеку могут показаться дикими, жестокими и бессмысленными.

Понятия – это неписаные законы арестантской жизни. Понятия не регулируются официальным законом. Акцент на понятиях в тюремной жизни ставится на личной свободе заключенного и общем благе.

Если в камере побьют человека, который повздорил с кем-то из «верхушки» камеры и об этом узнает администрация, то всем будет плохо: и смотрящим, и «торчкам», и другой «блатате».

Но если в камере поймают «крысу», укравшую у сокамерника сигареты, то никакой экзекуции не будет. Единственное, что могут сделать, так это посадить в разные камеры того кто бил и того, кто крал.

Как жить по понятиям в 2020 году?

Тюремные понятия вырабатываются опытом. В отличие от истинных понятий существуют лжепонятия. Их поддерживают неопытные, неумные зеки. Таким образом они пытаются доказать себе и сокамерникам, что они чего-то стоят.

Истинные понятия – это суровые и жесткие законы, которые зачастую причиняют боль. Но их цель не в том, чтобы причинить кому-то страдания, а в том, чтобы выжить в тюрьме. Цель лжепонятий – вырасти в чьих-то глазах за счет кого-то другого.

В тюремной жизни понятия не просто нужны, они необходимы как воздух. Понятия признаются не только зеками, но и администрацией тюрьмы. Понятия – это своего рода кодекс чести заключенных.

Если говорить о понятиях в общем, то их можно разделить на 2 категории:

  1. Положительные (приемлемые) понятия. Это людские и воровские понятия.
  2. Отрицательные понятия. Бывают ментовскими и гадкими.

Такие термины используются нечасто. Поэтому когда кто-то говорит «Жить по понятиям», то имеется в виду жить по воровским понятиям.

Фундамент взаимоотношений – людские понятия. Человек, который их придерживается, называется порядочным арестантом. К людским понятиям также можно отнести те поступки заключенных, при которых те стали «петухами». Обиженные заключенные, морально опустившаяся братва тоже оцениваются по людским понятиям.

Есть и другая категория – гады – это те, кто сознательно пошел против людских понятий. Это курицы, крысы, беспредельщики. На зоне есть даже такая фраза: «Спросить, как с гада». В противоположность этой фразе есть другая: «Спросить по-братски».

Для спроса, как с гада заключенному нужно совершить какой-то мерзкий проступок: «настучать» на сокамерников, украсть еду или что-то другое у сокамерников, спровоцировать ментов на пресс всех «хаты», совершить беспредел в тюрьме, забрать что-то насильно, ударить или совершить такое преступление на воле, как изнасилование, насилие над детьми.

Зачастую спрос, как с гада, заканчивается «опусканием» человека, реальным переводом заключенного в нижайшую касту опущенных.

Воровские понятия и законы

Грабить или воровать – это не совсем по-людски. Заключенные придумывают различные тюремные законы для того, чтобы оправдать себя, не стать совсем «конченым» человеком. Однако воровские и тюремные законы – это разные вещи.

Воровские понятия распространяются только на воров в законе. Тюремные законы – это свод правил, традиций, которых должны придерживаться все заключенные независимо от причины их заключения. Если речь идет о воровских законах, то их придерживаются только ранее осужденные по статьям за кражу.

В тюремном мире выделяют такие правила воровского закона:

  1. Всегда нужно быть честным и порядочным человеком (в своих кругах).
  2. Быть солидарным с воровскими законами, продвигать воровские идеи.
  3. Поддерживать своих собратьев.
  4. Четко соблюдать субординацию.
  5. Ни при каких обстоятельствах не сотрудничать с администрацией тюрьмы, правоохранительными органами.
  6. Не давать показаний, не свидетельствовать против себя или кого-либо другого.
  7. Не признавать вины, уже будучи осужденным.
  8. Жить по-братски, не предавать сокамерников.
  9. Постоянно привлекать в свою среду новых людей.
  10. Не вдаваться в политику.
  11. Не иметь дел с документами.
  12. Не прописываться по месту жительства.
  13. Не работать.
  14. Мириться с тем, что авторитетным заключенным будет признан тот, у кого больше жизненного опыта.
  15. Периодически отсиживаться на зоне.
  16. Активно взаимодействовать с бывшими заключенными.

Это основные понятия. Но есть и дополнительные:

  • не заводить семью;
  • предотвращать любые конфликты на зоне;
  • уважать родителей;
  • не ругаться матом;
  • не насиловать;
  • уметь играть в карты, при этом запрещено жульничать.

Как жить по понятиям в тюрьме?

Тюремные законы несколько отличатся от воровских, хотя есть у них и общие положения. Так, жить по понятиям в местах лишения свободы – это значит:

  • Класть свою долю в «общак». Это могут быть деньги, сигареты, чай, вещи, продукты питания.
  • Ни при каких обстоятельствах не применять физическую силу по отношению к вору в законе.
  • Не «крысятничать», потому что за воровство сокамерники жестоко наказывают.
  • Не оскорблять «братьев», не предъявлять беспочвенных обвинений, если нет доказательств.
  • На месте платить карточные долги.
  • Уважать старших по званию и по возрасту.
  • Не быть «быдлом» – не отнимать у «братьев» что-либо просто так, не оскорблять.

Правила пацана

В воровском сленге слово «пацан» применимо к вору-подростку, вращающемуся в среде других воров и перенимающего их традиции.

Пацаны обычно сбиваются в группы, где устанавливают свои правила:

  • они отвечают «за базар», то есть всегда должны выполнять обещанное;
  • они должны быть смелыми, не показывать свою трусость;
  • пацаны всегда готовы к драке;
  • пацаны должны всегда опрятно одеваться;
  • они должны защищать территорию, на которой проживают;
  • агрессивное поведение по отношению к девушкам недопустимо;
  • никогда не нападать на чужака, если он идет под руку с девушкой;
  • уважительно относиться к матери: не жаловаться на нее, не оскорблять;
  • ни при каких обстоятельствах не сдавать друзей;
  • драка должна быть честной, запрещается идти двоим на одного;
  • чтобы драться, должна быть причина.

Пацанские понятия не нужно запоминать, их надо прочувствовать. Поэтому человеку, впервые попавшему в преступную среду, нужно очень внимательно прислушиваться, присматриваться и запоминать.

Что такое или кто такой АУЕ?

Эта аббревиатура на телах заключенных «АУЕ» встречается довольно часто. Кто такие АУЕ-шники? Это люди, которые придерживаются воровских понятий, хотя сами они никогда не находилися в местах лишения свободы.

АУЕшник обожает понтоваться перед другими людьми зековскими знаниями. Он постоянно демонстрирует в своей повседневной речи отборную «феню», старается всегда поступать по понятиям.

АУЕ расшифровывается так: Арестантский Уклад Един. Как правило, в группировку АУЕ входят молодые люди в возрасте 14-18 лет. Обычно это лица из неблагополучных семей, кто имеет связи с лицами, отбывающими наказание в исправительных учреждениях.

Таким группировкам насаждается уголовное мировоззрение. С них вымогают деньги для формирования так называемого общака. К примеру, малолетние пацаны АУЕ со своими взрослыми товарищами вымогали деньги у школьника. Тот пришел на встречу со своим отцом. Обоих убили на месте, затем вытащили у них из карманов ключи и отправились к ним домой, где похитили ценные вещи.

Подростки, считающие себя АУЕ, ненавидят полицию, не боятся сесть в тюрьму (многие даже считают, что они готовы к тюрьме. Называют тюрьму вторым университетом). Таким лицам ничего не стоит без всяких оснований ударить человека.

Прежде всего, для тех, кто в теме, три буквы АУЕ являются своего рода опознавательным знаком. Если человек в курсе, что это такое АУЕ, значит он поддерживает блатные понятия.

АУЕ придумали воры в законе как некий свод правил на зоне. Несколько лет назад уголовники навязали свои понятия трудным подросткам из провинций.

Уголовники рассказывают подросткам, что, мол, в этой жизни справедливости нет, а если ты хочешь быть сильным и крутым, то мы тебя научим. Взамен на покровительство школьники должны скидываться на общак. То есть, они должны собирать деньги любыми способами. Связь с людьми за решеткой начинается через социальные сети.

Все, к чему призывают члены АУЕ в интернете, в реальной жизни доводит до тюремного заключения. Нападения, разбои, кражи, грабежи – именно по этим статьям подростки получают реальные сроки.

С таким движением, как АУЕ нужно бороться. Родители должны больше времени уделять детям, чаще с ними общаться. Подростки должны хотеть развиваться, заниматься спортом.

Как ответить на вопрос: «Ты кто по жизни по понятиям?»

Если ответить на этот вопрос не думая, то потом можно за это сильно поплатиться. Бывалые тюремщики за неправильно сказанный ответ могут унизить, попустить.

Прежде чем отвечать на такой вопрос, нужно знать, что в тюремном лексиконе есть 4 масти: братва (она же шпана или босота), мужики, черти и петухи.

Если новичок относит себя к первой масти – братве, тогда ему нужно это доказать. Братва означает, что он живет воровской жизнью.

Если заключенный относит себя к мужикам, тогда он по умолчанию признает правила тюремной игры и соблюдает субординацию, ставит себя ниже братвы.

Если человек скажет, что он черт или петух, то всем сразу станет все ясно. Заключенные из такой касты выполняют всю грязную работу, их используют в личных целях другие заключенные.

На каверзный вопрос: «Кто ты по жизни?» нужно отвечать очень осторожно. Если речь идет о новеньком заключенном, то ему вообще лучше сказать, что он еще не обдумал этот вопрос.

Жить по понятиям с точки зрения заключенных – это свод правил, законы жизни в тюремном мире. Далеко не всегда жизнь по понятиям в тюрьме совпадает с жизнью за пределами решетки.

Однако все же некоторые правила понятны даже законопослушному гражданину, например, уважать родителей, не ругаться, соблюдать субординацию.

Жить по понятиям – значит соблюдать определенные правила, многие из которых в обычной жизни недопустимы, например, не работать, время от времени отсиживаться на зоне, поддерживать связь с заключенными и др.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/chto-znachit-zhit-po-ponyatiyam/

Арестантский Уклад Един

Арестантская жизнь

В российском уголовном мире аббревиатура АУЕ означает «арестантский уклад един». Первоначальный вариант расшифровывался как «Арестантское уголовное единство». Сам термин в среде арестантов являлся камерным приветствием в малявах (письмах).

Арестант – справедливый и уважаемый всеми заключенный, придерживающийся воровских законов и традиций. Говорить, что арестант порядочный, – неправильно, ибо непорядочных арестантов просто не бывает.

Получается, что право на АУЕ имеют только авторитетные сидельцы, и по воровским понятиям с любого другого человека, не принадлежащего к категории арестанта, но использующего и рекламирующего АУЕ, могут спросить.

 Однако сейчас в России все меньше «черных зон», где правят воры в законе, и на уровне камер и отрядов все традиции забываются и трактуются по-своему.

Настоящих авторитетов, способных внести ясность и правильно растолковать воровские законы, крайне мало. Зато много откровенных бандитов, которые идут на сотрудничество с тюремной и лагерной администрацией, навязывая свою новую субкультуру, лишь прикрывая её воровскими традициями.

Кто стоит за АУЕ?

За этим явлением стоят бандиты из лихих 1990-х, в юности отсидевшие сроки на малолетке (зона для несовершеннолетних), будучи буграми, т.е. бригадирами зоны, отряда, отделения – ставленниками администрации. Часто бугры издеваются над несовершеннолетними заключенными, как морально, так и физически. У бугров есть свои председатели, их прозвище – рог.

Любой рог или богор, стоит ему подняться на взросляк (т.е. достигнув совершеннолетия, перейти отбывать наказание во взрослую колонию), имеет риск быть опущенным либо убитым, так как он не просто занимал «сучью» должность, но и издевался над другими.

 А для того чтобы не было бунта против их власти, многие бугры специально стремятся навязать на малолетке свою идеологию, якобы основанную на воровских понятиях. Постепенно такая «своя» субкультура прикрылась аббревиатурой АУЕ, распространив свое влияние и на воле.

Молодежь начинает жить по уголовным правилам, под лозунгом «Жизнь ворам – смерть ментам», вымогает деньги у своих товарищей, создаёт общаки для передачи продуктов, сигарет или денег «пацанам на зону» – на малолетку. Многие подростки не понимают, что, помогая этой субкультуре на свободе, они помогают, по сути, «сукам», нарушающим воровской закон.

На взрослой зоне приверженцам  АУЕ  живется несладко – их часто используют, подставляют, могут, мухлюя, обыграть в карты, а нередко и опустить. Малолетки из этого сообщества, на зоне часто становятся обычными прислужниками авторитетов, но это еще в лучшем случае.

Бывает, что из молодых бархатных бродяг делают Машек, и они получают те самые прелести арестантского единства, о котором так мечтали. Деревенский бродяга из  АУЕ , укравший куртку из школьной раздевалки и попинавший слабака, упивается собственным величием. Но для настоящих взрослых арестантов и бродяг, придерживающихся воровского закона, он – «чмо и безмозглый лентяй».

У несидевшей молодежи

Самое забавное, что верность принципам  АУЕ  наблюдается и у великовозрастной молодежи. В некоторых городах банды школьников патронируют люди, которым по 25-30 лет.

Как привило, это опустившееся люмпены, которые нередко даже не обладают физической силой, но все-таки активно досаждают обыкновенным гражданам.

Они занимаются сбытом краденого, заставляют совершать преступления малолеток, зная, что им уголовная ответственность не грозит.

Детские деньги в общак

В некоторых школах члены молодёжной группировки, не стесняясь, собирают ежемесячные подати со своих одноклассников и других учеников. На их языке это называется «грев на зону» – деньги переводятся криминальным авторитетам, отбывающим наказание в тюрьмах.

Об этом знают все – от родителей школьников до администрации учебных заведений, однако помешать такому положению дел никто не может. Правоохранительные органы тоже бессильны, а иногда едва ли не становятся жертвами сами. Как, например, в Челябинске, когда подростки устроили беспорядки, и с криками «АУЕ» набросились на полицейских.

В небольших населённых пунктах Дальнего Востока штат полицейских участков обычно очень маленький, и противостоять разъяренной толпе подростков без применения оружия он не в силах.

До судов «подвиги» малолетних уголовников тоже доходят крайне редко, так как мало кто осмеливается писать заявления на них. Для школьника выступить против АУЕ (то есть дать любые показания в суде) – значит пойти против всех своих друзей и одноклассников, стать презираемым изгоем в их обществе. В некоторых случаях на помощь детям приходят их родители.

Криминальная субкультура

Чтобы примкнуть к этой субкультуре, не нужно никуда записываться или где-то регистрироваться – достаточно просто заявить о своей симпатии к ее законам (фактически тюремные законы на молодёжный лад).

А вот покинуть движение уже нельзя. Как говорят сами представители АУЕ, «тюрьма не отпускает».

Попробуешь дать задний ход – тут же начнутся проблемы, вплоть до низложения на низшую ступень криминальной иерархии.

Опущенные, к слову, тоже ведь часть АУЕ, просто они находятся в самом низу иерархической лестницы.

Выходит, что в отличие от любых других известных субкультур АУЕ – крайне хваткая и агрессивная, хватающая своими щупальцами всё, до чего может дотянуться.

При таком раскладе надо полагать, что многие подростки причисляют себя к АУЕ не по собственной воле, а только лишь для того, чтобы чувствовать себя «своим» среди сверстников, а в иных случаях просто ради личной безопасности.

Даже далеко не все бывшие заключенные поддерживают АУЕ. Многие из них считают, что у этих малолеток совсем нет ничего святого. Понимают они только силу, да и то по-своему. «Количество» и «качество», например, для них практически слова-синонимы. Если они могут забить толпой здорового сильного мужчину и отнять у него кошелёк, то они это сделают, ибо это «по понятиям».

Западло работать

О классическом трудоустройстве члены АУЕ даже не думают. Ведь «работать – западло». Можно только воровать, заниматься грабежами или, на худой конец, мошенничеством.

Учиться, получать высшее образование или просто читать книги в их понимании – тоже «западло». Члены АУЕ верят только в тот опыт, который они рано или поздно получат в тюрьме.

А в том, что такой этап в их жизни наступит, они даже не сомневаются.

Собирая грев на зону, малолетние уголовники говорят примерно так: сегодня мы греем тюрьму подачками, завтра эти подачки будут собирать для нас.

Подводя итог, можно констатировать, что страна столкнулось с новой, ужасно извращённой тюремной идеологией, оказавшейся куда страшней своего оригинала.

Она каким-то поразительным образом сумела пробраться в народ, захватить умы миллионов подростков по всей России. И всё это – в считанные годы.

На автомобильных номерах

Новое веяние моды – купить номер с буквами  АУЕ . Если такой номер решает купить матерый уголовник, он, конечно, может упиваться тем, что какая-нибудь «Ока» или кредитная «Приора» будут от него шарахаться в потоке.

Но счастье длится недолго: брички с номерами  АУЕ  останавливают почти на всех постах, ищут в них наркотики; каждый деревенский сержант захочет самоутвердиться перед коллегами, повертев на жезле авторитета. Если такой номер покупает обычный человек, то его могут тормознуть и настоящие бандиты, предлагая кинуть пару тысяч в общак.

У нормального же авторитета, придерживающегося воровских традиций, к номерам  АУЕ  возникает презрение. Поэтому нередко на такую машину могут кинуть ночью кирпич, а то и спалить, поскольку её владелец расценивается как самозванец.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b4f25516dd68f00aa1cb817/arestantskii-uklad-edin-5e5f5b7c2a48bf004d144d06

Тюремные университеты: три главных принципа арестантского уклада

Арестантская жизнь

Знакомство с АУЕ* пришлось точно на моё 35-летие. Уже третий год подряд я встречал свой день рождения в застенках Лефортово — сокамерники вместо друзей, вафельный тортик вместо праздничного застолья и утренний шмон вместо подарков от близких. Но этот день рождения был необычным. Первым и единственным подарком был приказ от сотрудника ФСИН: «С вещами на выход!»

Через несколько часов я очутился в СИЗО «Медведково», где вместо привычных лефортовских шпионов, изменников и террористов меня ждали грабители, насильники, убийцы и сотни сотен вполне себе невинных наркоманов и воришек. Пару месяцев назад я схлопотал почти десять лет общего режима, и сегодня меня отправляли на этап. Я немного волновался.

Все следственные изоляторы в Москве — «чёрные», за исключением спецблока в «Матросской Тишине» и моего уже родного СИЗО «Лефортово». В этих исключительных местах теме АУЕ* не развиться — блатной носитель арестантско-уркаганской идеологии просто не сможет распространить свои тюремные понятия.

В Лефортово нет ни «дорог» — межкамерное общение исключено, ни «ног» — факты подкупа сотрудников этого СИЗО никому неизвестны, ни поддерживающих идеологию АУЕ* соседей. Но пока я судился, попутчики в автозаках мне рассказывали о «движухе» в изоляторах Москвы.

Что-то немногое я знал: днём ПВР, ночью АУЕ*.

За каждым чёрным СИЗО закреплён свой «положенец». Это может быть как «вор в законе», находящийся в изоляторе или, если нет вора, то уважаемый в преступном мире арестант.

Его основная задача — сохранить и укрепить существующее положение в изоляторе: а это и определённая договорённость с администрацией, и финансово-материальное обеспечение «общака», и связь между камерами, карцером, санчастью, карантином и волей.

Для поддержания порядка «положенец» назначает «смотрящих» за корпусами тюрьмы, те в свою очередь следят за подконтрольной территорией и назначают «смотрящих» за камерами.

В каждой камере «чёрной» тюрьмы есть свой маленький командир — такая вертикальная иерархия позволяет не только постоянно насыщать «общак» ручейками взносов, но и идеальным образом распространяет идеологию АУЕ* на вновь прибывших в камеру мужиков. Одним из них был и я.

Мой первый шаг в «чёрную» хату

 — АУЕ*, братва! Хата людская?

Тут, конечно, стоило бы для начала определиться: «кто ты и с кем ты». На стороне основной массы заключённых или на стороне администрации изолятора. Каждая выбранная жизненная позиция имела свои достоинства и недостатки.

Однако я, почти два года воевавший со следствием ФСБ, по умолчанию не мог быть в дружбе с властью. А потому я решил с головой окунуться в параллельный для меня мир.

Тем более я считал себя репортёром, а в этих местах неисчерпаемая кладезь интересных сюжетов.

Мои слова «АУЕ*, братва!» были как самоидентификация «свой — чужой», а уточнение про «людскую хату» было обязательным, так как администрация по своим оперативным интересам могла запросто сунуть меня и в камеру и к «козлам» и к «петухам». В этом случае мне пришлось бы очищать от них камеру или вскрывать себе вены.

— Жизнь ворам! — был мне ответ, — кто сам и по какой беде?

Навстречу вышел молодой азербайджанец, как потом оказалось, «смотрящий» за камерой. Моя «беда» — это мои статьи, «кто сам» — это не имя, а моя здравость.

Так определялся мой статус и будущее положение в местной иерархии.

Если бы я имел статьи за изнасилование, совращение малолетних или убийство, то от «смотрящего» последовал бы определённый ряд вопросов, после чего он бы со старшими уголовниками принимал бы решение о моей судьбе.

Я назвал имя, свои статьи, указал на здравость (то есть, не гомосексуалист и не «обиженный»). Азиз удивился моей «делюге», показал на свободную койку и позвал чифирить. Чифирь — это не чаепитие, это ещё один из ритуалов АУЕ*. Естественно, я согласился.

Экстремизм для криминала всегда что-то необычное и опасное. Противодействие режиму может криминалом одобряться и даже вызывать уважение, но, как правило, политические дела несут для устоявшегося порядка всевозможные проблемы.

Здесь и более чуткое внимание оперотдела, и возможные проверки вышестоящего руководства, и независимые комиссии: деньги любят тишину, а преступные капиталы тем более.

Через любую «чёрную» тюрьму проходят огромные суммы, как через «общак», так и через покупку «запретов», и конечно же никто рисковать этим положением не хочет.

Поэтому блатные от политических держатся подальше и изучают их пристально лишь для того, чтоб знать, как их контролировать.

В тюремной системе управления «смотрящий за хатой» выполняет важную функцию. Он прямо выясняет личность новоприбывших и косвенно — сколько они могут взносить на «общак». Решает споры и предотвращает конфликты между сокамерниками. Организовывает поступление различных «запретов» и придумывает для них тайники.

Взаимодействует с на своём уровне с администрацией и «наводит движуху» в камере для поддержания «чёрного хода» тюрьмы. Чифирить с интересным для него новеньким смотрящий садится не для развлечения — для него это способ вытянуть из собеседника определённую информацию.

Впрочем, после сотни чекистских допросов общение с молодым представителем блаткомитета, ещё недавно торговавшим апельсинами на рынке, для меня было «детским садом».

Уже через пару минут Азиз рассказывал мне про положение на тюрьме, воровские прогоны, АУЕ*, ночную движуху и договорённости с местными операми. Тысяча рублей в месяц с койки — это цена своевременного предупреждения о шмонах.

Чуть позже я и сам наблюдал, как все «запреты» в камере сдавались инспектору, а через полчаса всё переворачивали вверх дном, «пропикивая» стены спецприборами.

После чего все «запреты» возвращались в камеру в полной сохранности — даже телефоны!

На следующий день после моего прибытия, Азиз стал привлекать меня к общественно полезным делам.

 — Воровской ход держится на трёх китах, — разъяснял мне Азиз, — общак, игра и дорога. Ты играешь?

 — В шахматы если только, — аккуратно ответчал я.

 — В нарды лучше, я тебя потом научу! А сейчас давай-ка расплетём твой свитер.

За решёткой выл декабрьский ветер, но форточки были открыты нараспашку, так как через них шла «дорога». В камере стоял дикий холод, тем не менее я без слов приложил к свитеру две пары шерстяных носок. Общими усилиями мы за вечер расплели всё по ниточке и намотали несколько клубков шерсти. Азиз с сокамерником принялся учить меня плести «коней».

— Дорога для арестанта — святое. Есть дорога, будет и грев. А потому каждый порядочный арестант должен уметь ставить дорогу, — рассказывал Азиз, растягивая по большому кругу камеры бесконечную нить моего бывшего свитера.

Когда нить из клубка сделала по камере с десяток оборотов, Азиз обрезал пучок, завязал на конце узел, продел в него шариковую ручку и принялся её вертеть, закручивая нити в толстый канат.

Через пару часов у нас в камере был десятиметровый прочный конь для будущей дороги.

Вечером местный ответственный за дорогу ловко закинул канат в соседнюю камеру и в привязанных носках «поскакали» важные груза и малявы.

Уже через несколько дней я стал полноценным «дорожником» и с жадным любопытством «репортёра под прикрытием» постигал неизведанный мне ранее мир АУЕ*.

…продолжение следует

_______________________________________________

* АУЕ — запрещенное в России международное движение. Признано экстремистской организацией по решению Верховного суда РФ от 17 августа 2020 года.

Источник: https://www.ridus.ru/news/335996

Тюрьма и сума. Почему жизнь арестантов в России не стала лучше

Арестантская жизнь

У Счётной палаты есть вопросы к Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН), которая исполняла федеральную программу “Развитие уголовно-исполнительной системы на 2007–2016 годы” стоимостью около 57 млрд рублей.

Условия содержания заключённых в России должны были приблизиться к международным стандартам, но этого не произошло.

По данным СП, в половине СИЗО России до сих пор не соблюдаются нормативы площади на одного заключённого, а в других условия содержания улучшились только потому, что самих арестантов стало меньше.

Фото © РИА Новости/Табылды Кадырбеков

Опрошенные Лайфом адвокаты рассказали, в каких условиях сейчас сидят в СИЗО их подзащитные. Так, москвич Сергей был арестован в феврале 2017 года и с тех пор коротает дни и ночи в столичном СИЗО “Матросская Тишина”. По его словам, тюрьма изрядно перегружена: в камере на 10 мест содержалось до 20 человек.

— Людям приходится спать в две, а то и в три смены.

Дело дошло до того, что по камерам пошла “малява” от смотрящего по тюрьме, в которой говорилось, что в перенаселённых “хатах” порядочным арестантам временно разрешается спать на полу на матрасе и это их никак не скомпроментирует. Дело в том, что под нарами и на полу в СИЗО обычно спят только “опущенные” — самая низшая и презираемая каста арестантов, — рассказал Лайфу адвокат Сергея.

Парень рассказал защитнику, что самое тяжёлое время в “Матросской Тишине” выдалось во время летней жары: в камере скученность, высокая влажность и очень накурено, а доступа свежего воздуха нет, потому что окна перекрыты решётками-жалюзи. Обычное дело, когда арестанты падали в обморок. Кроме того, в одной камере содержатся и здоровые, и больные люди.

По рассказам адвокатов, похожая история наблюдается и в столичном женском СИЗО № 6 “Печатники”. В некоторых камерах лимит превышен почти на 10 арестантов, поэтому женщинам также приходится спать посменно, на полу или под столами.

ФСИН сама признаёт переполненность СИЗО по стране в среднем на четверть, а в Москве — на 40 процентов. Например, в СИЗО Москвы лимит оценивается в 8,6 тыс. человек, но реально содержится примерно на 2 тыс. больше. Замдиректора ФСИН Валерий Максименко недавно заявил, что самая сложная ситуация наблюдается в Москве, Санкт-Петербурге и Сочи.

По закону “О содержании под стражей”, в камере на каждого арестанта должно приходиться 4 кв. м площади. До 2006 года этому критерию в России соответствовало меньше половины СИЗО и тюрем. Чтобы улучшить условия содержания арестантов и заключённых, в том же году правительство запустило федеральную программу “Развитие уголовно-исполнительной системы на 2007–2016 годы”.

Фото © РИА Новости/Табылды Кадырбеков

ФСИН должна была построить и реконструировать почти 300 объектов, включая следственные изоляторы и тюрьмы. По задумке авторов проекта, это должно было “разгрузить” уже действующие исправительные учреждения и, как следствие, улучшить условия содержания арестантов. Изначально бюджет программы оценивался в 54 млрд рублей, однако правительство добавило ФСИН ещё 3 млрд.

В конце августа аудиторы Счётной палаты подвели итоги исполнения программы, которые оказались неутешительными.

По мнению ревизоров, ФСИН фактически провалила программу, несмотря на то что ведомству удалось довести размер санитарной нормы площади в СИЗО и тюрьмах на одного арестанта до необходимых 4 кв. м.

Правда, это вряд ли можно считать заслугой ФСИН. Дело в том, что самих арестантов в России стало меньше: 886 тысяч человек в 2007 году и 630 тысяч в 2016-м.

— Результаты проведённого Счётной палатой анализа показывают, что увеличение средней санитарной нормы площади связано в первую очередь с сокращением числа лиц, содержащихся в учреждениях УИС, а не с результатами реализации самой программы, — говорится в докладе Счётной палаты, с которыми ознакомился Лайф.

Фото © РИА Новости/Табылды Кадырбеков

Ревизоры СП считают, что ФСИН очень странно планировала строительство и реконструкцию СИЗО и других объектов. Например, в 18 российских регионах на одного арестанта приходится менее 3 кв м.

При этом Республику Тыву, Ямало-Ненецкий автономный округ и Костромскую область, где СИЗО были переполнены, вообще исключили из программы.

Вместо них в целевую программу включили более благополучные регионы.

Также выяснилось, что за время действия программы поток жалоб в Европейский суд по правам человека на условия содержания под стражей не уменьшился. Кроме того, не стала лучше и санитарно-эпидемиологическая обстановка в изоляторах и тюрьмах. Заключённых хоть и стало меньше, но средний уровень заболеваемости на одного человека увеличился.

Фото © РИА Новости/Евгений Епанчинцев

По данным СП, 15 млрд рублей, выделенных из бюджета на программу, ФСИН расходовала неэффективно. Так, знаменитый долгострой “Кресты-2” в Санкт-Петербурге до сих пор не сдан в эксплуатацию. Такая же ситуация и с СИЗО в Белореченске.

За 10 лет в эту стройку вбухали более 2 млрд рублей, но воз и ныне там. Хорошие новости приходят только из Еврейской автономной области и Хакасии.

Там в прошлом году построили два новых СИЗО, хотя и те, что были в регионах до этого, не были заполнены полностью.

Источники Лайфа во ФСИН говорят, что именно из-за проблем с “Крестами-2” директор службы Геннадий Корниенко собирается расстаться со своим замом, куратором финансово-экономического блока Олегом Коршуновым.

Фото © РИА Новости/Алексей Филиппов

Эксперты связывают провал программы с прежним руководством ФСИН.

— То, что программа провалилась, было вполне предсказуемо. Когда во ФСИН пришёл Александр Реймер, он начал кадровую чистку, уволив очень много профессионалов. На их место пришли люди из военных структур, которые не понимали, как работает ФСИН. Это и сказалось на выполнении программы, — считает член экспертного совета при уполномоченном по правам человека РФ Валерий Борщёв.

На 1 августа 2017 года в системе ФСИН содержалось более 615 тыс. человек. В России сейчас 714 исправительных колоний, 126 колоний-поселений, 6 специальных колоний для пожизненно заключённых, 217 СИЗО, 8 тюрем и 23 колонии для подростков.

В прошлом году в правительстве утвердили новую программу по развитию УИС на 2017–2025 годы. На неё также предполагается потратить более 57 млрд рублей.

Источник: https://life.ru/p/1039127

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.