Бутырка тюрьма где

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Бутырка тюрьма где

Бывший начальник Бутырки Дмитрий Комнов, при котором в этой тюрьме без приговора был де-факто убит Сергей Магнитский, не уволен из ФСИН и не отдан под суд — назначен на должность и.о. замначальника СИЗО «Медведь».

Так реформируют ФСИН?

В ноябре 2009-го, после года мытарств по московским СИЗО и четырехмесячного пыточного пребывания в Бутырской тюрьме, погиб юрист Сергей Магнитский (см. The New Times № 42 и 43 за ноябрь 2009 года и № 1 за январь 2010 года).

Его смерть вызвала сильнейшую общественную и международную реакцию. Она послужила катализатором целого ряда отставок в тюремном ведомстве.* * Уволено более 20 высокопоставленных сотрудников ФСИН и несколько сотрудников УФСИН Москвы.

В частности, был отстранен от должности начальник СИЗО «Бутырская тюрьма» подполковник Дмитрий Комнов. Родственники погибшего юриста, правозащитники и журналисты называли именно его одним из главных виновников гибели Магнитского.

Как стало известно The New Times, в середине марта Дмитрий Комнов был назначен на должность и.о. замначальника СИЗО‑4 по оперативной работе. * * СИЗО-4 «Медведь» построен в 2003 году, считается самым современным столичным СИЗО.

И хотя формально это можно посчитать «понижением в должности», мало кто сомневается, что этот 34-летний тюремщик (говорят, его тесть работает в УФСИН г. Москвы) пойдет вверх по карьерной лестнице. Между тем расследование обстоятельств гибели Сергея Магнитского так и не закончено. Обвиняемых в деле до сих пор нет — и вряд ли они появятся.

Новое назначение Комнова подтверждает: ФСИН не торопится меняться. Система своих не сдает.

Ревизоры в Бутырке

В распоряжении The New Times оказались материалы служебных проверок УФСИН по г. Москве, которые начались еще до смерти Сергея Магнитского в марте 2009 года и продолжались после его гибели. Эти материалы в редакцию принесли бывшие сотрудники одного из столичных СИЗО.

Главный вывод, который можно сделать по результатам проверки ревизоров: Бутырская тюрьма — это место, где можно на страданиях людей заработать много денег. И очень много денег. Это — бизнес.

Невероятно прибыльный и абсолютно безнаказанный для работников системы — особенно занимающих руководящие должности.

Дойные «коровы» — сидящие в СИЗО бизнесмены и бывшие чиновники, обвиняемые в экономических преступлениях. Служебная проверка, в частности, показала, что на протяжении нескольких месяцев заключенные финансировали восстановление храма, расположенного на территории Бутырского СИЗО.

За это их переводили в камеры с лучшими условиями содержания. Так, мать заключенного Максима Дударева Галина* * Максим Дударев — бывший сотрудник Российского федерального фонда имущества по Тульской области.

передала старосте Бутырской церкви около 1,5 млн рублей наличными: «Со слов Максима Дударева, который был опрошен в ходе проверки, деньги были распределены следующим образом: часть — на ремонт околоцерковной территории, часть — на ремонт дороги на территории СИЗО, часть — для передачи подполковнику Горчакову В.А. в целях создания для Дударева нормального содержания в СИЗО».

Подполковник Горчаков, бывший заместитель подполковника Комнова, теперь исполняет обязанности начальника Бутырки.

Полтора «лимона» на храм

Самое трудное для человека, оказавшегося в тюрьме, — изоляция и разлука с близкими. По закону решение о том, дать или не дать подследственным свидание с родственниками, решают следователи.

Последние разрешают обвиняемым встречи с семьей в зависимости от их «поведения», то есть если нужные — для следствия — показания дают, то можно увидеть жену или мать, а если не дают, то нет: Сергею Магнитскому почти за 12 месяцев в СИЗО не позволили ни одного свидания.

Тюремщики меж тем прекрасно понимают, что родственники заключенных готовы платить за нормальные условия содержания своих близких, в том числе и за возможность увидеться с ними. Это подтверждают материалы ведомственной проверки: за 20–80 тыс.

рублей («сумма оплаты за услуги») родственники могли пройти на территорию строго охраняемых Бутырок. Причем при божественном посредничестве: встречи проходили в храме Покрова Пресвятой Богородицы, который находится во дворе Бутырского СИЗО.

В мае 2008 года в квартире Галины Дударевой раздался телефонный звонок. Неизвестный человек представился Александ­ром — старостой церкви, расположенной на территории СИЗО. Он предложил Дударевой встретиться. Она сначала сомневалась, стоит ли отвечать на его предложение, но после звонка сына, заверившего ее, что «дело верное», согласилась.

По данным проверки, Галина Дударева передала старосте церкви «100 000 рублей, которые пошли на нужды храма». Через какое-то время староста позвонил снова и предложил «взять с собой 5000 долларов США». Кому и в каких долях эти деньги пошли — неизвестно. Но Дударевой выписали пропуск на территорию СИЗО, а староста провел в храм, где она и встретилась с сыном.

И так было не один раз.

Постепенно аппетиты сотрудников Бутырки стали расти. Дударева рассказывала проверяющим, что от нее требовали денег и на укладку асфальта в СИЗО-2. По просьбе сына она деньги передавала.

После того как она отказалась давать «гуманитарную помощь», свидания с сыном прекратились. И тогда Максима Дударева стали перемещать из камеры в камеру: устроили ту же «карусель», что и Сергею Магнитскому.

Комнатка рядом с трапезной

В проверке УФСИН Москвы упоминается также и имя предпринимателя Алексея Козлова.* * Алексей Козлов — бывший гендиректор компании «Корфинанс», осужденный в марте 2009 года к 8 годам лишения свободы. Он автор «Бутырского блога» на интернет-портале Slon.ru.

Его жена Ольга Романова рассказала The New Times, как встречалась с мужем в церкви: «За все время следствия следователь ни разу не разрешил свидания с мужем. И конечно, я ухватилась за возможность его увидеть. Староста церкви выдал мне два заламинированных пропуска на проход в СИЗО.

По одному из пропусков я была певчей церковного хора, а по другому — бухгалтером благотворительного фонда «Благовест». Но свидание — это целый комплект услуг: большая продуктовая передача плюс передача чего-то из запрещенного, того, что нельзя передавать официально: ершик для чистки туалета, пилка для ногтей или машинка для стрижки волос.

На свидание я захватывала с собой передачи от других жен. Я обычно звонила старосте церкви и все перечисляла, а уж он называл сумму — от 30 до 60 тыс. рублей».

Ольга Романова вспоминает, как она впервые после ареста увидела мужа в маленькой комнатке в церкви, которая расположена около трапезной.
«Эта комнатка что-то вроде склада, где лежит много продуктов и разных вещей, которые не положено передавать заключенным.

Мужа посадили в июле, а я пришла к нему на свидание в октябре. Это было страшно. Я его почти не узнала: вошел такой подросток угловатый — на 15 лет моложе. Он очень похудел и был весь, как «сгусток чего-то страшного». Свидание длилось, наверное, час.

Нас заперли в этой комнате, и мы были вдвоем: шептались, могли обняться».

Ольга говорит, что за это была готова платить столько денег, сколько у нее просили. Алексей Козлов встречался с женой три раза, а потом начался суд — и разрешения на свидания ему уже выдавала судья. Тогда он виделся с женой в специальных тюремных комнатах для свиданий, где они общались через стекло— разговаривали с помощью телефонных трубок.

Плата за тепло

Как рассказали The New Times родственники заключенных, деньги в Бутырки несли не только за свидания — за все на свете. «Когда мой муж сидел в Бутырках, там в большинстве камер были разбиты стекла, — рассказывает Ольга Романова.

— А зимой очень холодно, так что приходилось платить за камеры со стеклами. Летом стекла вышибают, потому что там очень душно. Поэтому зимой «бизнес-заключенных» и переводят из камеры в камеру. И они, чтобы не замерзнуть, «вставляют стекла».

Также приходится платить и за камеры с горячей водой».

За улучшение условий Алексей Козлов оказывал храму «гуманитарную помощь». Водитель привез из его бывшего офиса несколько стульев, диван, кресло, столы, вешалку для одежды, компьютер с монитором — короче, этой мебелью можно было бы обставить однокомнатную квартиру. Но, как выяснили ревизоры, эта гуманитарная помощь ни в каких официальных документах не фиксировалась.

В ходе проверки начальник СИЗО Дмитрий Комнов подтвердил, что сам подписывал временный пропуск Ольге Романовой и разрешения на систематический выход заключенных в церковь. Он сообщил, что, когда ему стало известно, что «родственники имеют возможность встречаться с заключенными в церкви, взял посещение церкви под личный контроль». Что это значит — остается только догадываться.

«Если бы следствие и Бутырка работали по закону, то никому бы из родственников не пришлось платить деньги, — говорит Романова. — Но ведь по закону невозможно передать в СИЗО самые необходимые вещи.

Поэтому-то я обычно звонила старосте церкви и говорила: «Мне нужно передать котлеты, газеты, теплое белье и так далее». И все это я передавала».

В материалах проверки указывается, что староста храма «раздавал заключенным пакеты с церковными подарками», однако некоторым заключенным (Козлову, Дудареву) «давал пакеты по внешнему виду объемнее, чем остальным».

Без ответственности

По материалам проверки видно, что в СИЗО «Бутырки», как, судя по всему, и в других СИЗО, существует хорошо отработанная коррупционная система, в которую вовлечены десятки сотрудников СИЗО, о чем их начальники хорошо осведомлены. Более того, по словам родственников, бутырское начальство контролирует этот бизнес на страданиях.

Существующая в наших тюрьмах система запретов, часто совершенно абсурдных (например, апельсины передавать можно, а мандарины почему-то нельзя, кефир — можно, а творог — нет, рыбу холодного копчения — можно, а соленую — нельзя), спайка следователей и тюремщиков, ужасающее состояние следственных изоляторов, в которых годами содержатся еще не приговоренные судом люди, — все это является источником заработка для тюремщиков. И невольно задаешься вопросом: а может, слава богу, что хотя бы за деньги, пусть и левые, у заключенных есть возможность облегчить свою участь: ведь их — даже тех, кого уже признал преступниками суд, — приговаривают к лишению свободы, а не к пыткам холодом, голодом или камерной «каруселью».

Ну и чем закончились ведомственные проверки? Нам не известно, были ли участники этой истории наказаны в дисциплинарном порядке. Но, по всей вероятности, к уголовной ответственности они привлечены не были.

Один из проверяющих, полковник УФСИН по Москве, просивший не называть его фамилии, объяснил The New Times: «Весь материал проверки был нами отправлен в прокуратуру. Именно она должна определить, как наказывать людей: в административном или уголовном порядке».

О решении прокуратуры пока еще ничего не известно. The New Times направил запросы во ФСИН РФ, в УФСИН по городу Москве, в Тверскую межрайонную прокуратуру — на момент подписания номера в печать ни одного письменного ответа не поступило.

Руководитель пресс-бюро ФСИН России Александр Кромин в телефонном разговоре сообщил, что «пока ему не удалось найти человека, который мог бы прояснить ситуацию с проверками».

Зато удалось получить подтверждение, что бывший начальник Бутырок Комнов благополучно назначен на новую должность, его бывший заместитель уже несколько месяцев сидит в его кресле, а староста церкви по-прежнему трудится в храме Покрова в Бутырках.

А за смерть Сергея Магнитского так никто и не наказан — ни те, кто «заказал» его дело, ни следователи СК МВД, которые этот заказ приняли, ни судья Тверского суда, которая бесконечно продлевала ему пытку содержания под стражей, ни люди в белых халатах, которые отказали ему в медицинской помощи, ни тюремщики, которые стали исполнителями приговора, которого Магнитскому никто не выносил…

Из материалов служебной проверки СИЗО-2

«В декабре 2008 года староста Александр собрал в храме Дударева и его сокамерников и предложил им ежемесячно выплачивать по 100 000 рублей каждому, для того чтобы и в дальнейшем они содержались в камере № 276 и систематически посещали храм. Заключенные отказались, после чего все были переведены в разные камеры изолятора».

«Заместитель начальника СИЗО-2 по оперативной работе подполковник внутренней службы Горчаков В.А. отрицает какую-либо связь со старостой церкви Котельниковым А.Н. С заключенным Дударевым М.С., с его слов, он беседовал только на предмет получения информации о спецконтингенте, нарушающем режим содержания в СИЗО, и сотрудниках, вступающих во внеслужебные связи со спецконтингентом».

«В январе 2009 года Романовой О.Е. позвонил муж и сказал, что с него требуют за «хорошие» условия содержания в СИЗО-2 платить по 100 000 рублей в месяц. Данное предложение ими было отвергнуто, после чего мужа перевели в общую камеру. Также ей известно, что т.н.

«положенец» СИЗО по имени Игорь предлагал ее мужу установить в СИЗО-2 коллективную антенну за организацию этапа в «нужную сторону», но от данного предложения они отказались».

Источник: https://newsland.com/user/4297664587/content/skolko-stoit-khorosho-sidet-v-butyrke/4024721

��������������������

Бутырка тюрьма где

�������������������� ������������������������ ���������������� “��������������” �������������������� ���������������� ��������������. ������������������������ ������������ ���������� ���������������� �������������� ������������, �� ���������������������� ���������������� �� ���������� ���������������� ������.

������ �������������� ���������������������� ������������������ ���������������������� ������������ �������������������� ������������������ �������������� ����������������, ������������ ������������������������������ ���������������������� �������������������� �������������������� ���������� ������������ ������������ �� ���������������� ��������������������. ����������������������������, ������ ������������������ ������������ �������������� ������������������ �������������� ������ �������������������������� ������������ �������������������������� ������������������ ���� 3 ������������ �������� ���� ������������������ ���������������������� ���������� ������������. �� ������������ �������������� ������������ ������������ �������� ��� 2″��������������” �� ��������-3 “�������������� ������������” (������ ������������������, ������ “���������������������������������� ������������������”).

���������� ��������, ������ ���������������� ��������, ������ �������� ������������������������ ���������������� �� �������������� ���������� ���������������� �������� ������������ �� ������������ ���������������������� �������������� ������������������.

���������������� ������ ���������� ������������������ ���� 2 ������������ ��������.

�� �� ���������������������� ���� �������������������� ������������������������ ��������-12 ���������������������� ������������������ ���������������������������� �������������� ������������ ���� 800 ��������.

������ ���������� ������ ���������������������� ������������, ������ ������������ ������������, �������������������������� �� �������������� ����������, ������������ ���� ������������������ �� ������������ ����������.

�������� �� ������, ������ �������������� ������������ ������������������ �� ������������������������ �������������� ��������������, ���� �� �������� ���������������� ����������������������.

�������������� �������������� ���������������� “������������” �� ����������-��������������������. ���� �������������� ������������ ������ ���������������� ���������������������� �������� “������������-2”, �������� ���������������� �������� ��������������������.

������ ���������� ������������ �� ������, ������ �������� ������������������ �� ������������������������ ���������� ������������. ���� �� ���������� ���������������� �������� ������������������ ���� ���������� ������������ ����������������, ������ ���������������� ����.

�������� ������������������ �� ������, ������ “��������������” ���������� ������������������ ���������������� ���� ������������ ������������, �������� ������ ���� ������������ �������������� ������, ������������ ���������� ������ �������������������������� ����������������������.

�������������� �� ���������������������� ��������������.

���������������� ���������������� ������������������ ������������������������, ������ ������������������ ���������������������������� ����������������������.

���������������������� ����������: ������������������������ ���������������� ������������ ���� �������������� ������������������������ ���������������� ���� �������� ����������������, �� ������������ ���������������� ������������ ������������. ���� ���������������� ��������������, �������������������� ������������ ������������ �������������� �� ��������������.

������������ ������ ������������������ ���������� �������� �������� ���������� �� ���������� ��������������. �� ���������� ������������������ ���������������� ������������������������ �������������������� ���������������� ������������������������������ ����������������.

������������ 80 ������������������ ���������� �� ���������� �������� ���������� �������������������� ���� �������������������� �������������� ��������������

������������ �� �������� ������������������������ ������������ ������������.

������ ������������������������ ����������������, �������������������� ���������������������������� �������������� ������ ������������������: “��������������”, “�������������� ������������” �� “�������������������� ������������”.

���� �������� �������������� �������������� ���� �������� ��������������, �� “�������������������� ������������” ���������������� ���� ���������� ����������.

���������� ��������, �������������� ������������ ���� ���������� “��������������” �� “�������������� ������������”, ���������� ������������������������������ �������� ���������������������� ��������������������. ������ ������������������������ ����������������, ������������ ���������������� ���������� ���������� ���� “������������-2”.

������������������ ������ ���������� �������� �������������������� �������������� ������ �������������������������� ���������� ��������.

������ ������������������ ������������������������ �������� �������������� ����������������, 81 �������������� �������� ���������� �� ���������� �������� ������������ �������� �������������������� ���� �������������������� ���� ������������ ����������������, �������������� �������� �� ���������������������� ����������.

“������ �������������� �� ���� �������������� ������������������������ – �� ���������� �������������� �������������� �������������� ���������������������������� �������������������� ����������������, �� ������ �������� �������������������� ���������������������������� ������������������, – �������������� ���������������������� ���������� ������������������. – ������ ������������ �� ������������ ���������� �������������� �� �������������� ���������������� ���� 12 �������������������� ������������”.

������ ���������������� �������������������������� ������������, ������ ���������������� �� ������������������������ ������������������ ��������������.

���������������� ����������������, ������ “��������������”, ������ ���������������������������� ������������������������ ����������������, ���� ������������. ������ �������� �������������������� ����������������.

������ ������ �� ���������������� – ������������������ ����������. ������ ���������� ������ �������������� ��������������.

������������, ���������� ������ “��������������” �������������������� 250 ������. ������ ������������������ �������������� “����” ������������������ �������� ��� 2 ������������ ��������������������, �� “��������������” ���������� �������������������� ��������������.

“�������� ������������ �������������������� ������������������ ������ ���������������� ���������� �� �������������� ������������ ������������ ����������, ������ ������������ �������� ������������������������������, – ������������������ ������������ ��������������������.

– ������������������ ���������������� ���������� ���������������� �������������������� ����������������������, ������������������ ������ �������������� ����������������������.

������������ �������������������� ���������� ������������������ ���� �������������� ������������������ II ������������������������ ������������������. ������������ �������������������� ���������������������� “��������������” ������ �������������� ��������������.

���� ������������������ ���������� �������������������� �� �������� ���� ������ ����������. ������������ ����������, �� �������������� �������������� ���������� ��������������, ���������� ������ ������ – ����������������������”.

������������ “��������������” ���������� �� �� ��������������������. ����������������, ������ ��������������, �������������� ������ �������������� “����������������������”, ������������������������ ���������������������� ������������������ ������������ ��.��.

���������������������� �� �������������������������� ���������������� ����������.

�� ������������ 1899 �������� ���������������� ���������������� �� ���������������������� ������������, ���������� ������������ �� ���������������������� �������� ���� �������������������������� (�������� ����������������������������) ����������������, �� ������������ �������������������� �������� �������� �� ������������.

�������������� ������������ “��������������” ���� ������������������ ���������� ������������. ���� ������ �� ������ ��������������, ���������� ������ �������������������� ��������������, ������ ������������������������ ������������, �������� ����������������.

Источник: https://rg.ru/2019/10/31/reg-cfo/znamenituiu-butyrku-skoro-zakroiut.html

Бутырка: репортаж из камер, где сидел Магнитский

Бутырка тюрьма где
В годовщину смерти в Бутырском СИЗО налогового и юридического консультанта фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского Радио Свобода подготовило специальный видеорепортаж.

Год назад 16 ноября в СИЗО умер юрист фонда Hermitage Сергей Магнитский.

Он уличил следователей МВД в коррупции, дал против них показания, вскоре после чего был на 11 месяцев заключен в следственной изолятор – следователи, против которых он выступил, завели на него уголовно дело, обвинив самого Магнитского в разработке схем ухода от налогов.

В СИЗО – сначала в “Матросской тишине”, затем в Бутырке – он подал более четырехсот жалоб на условия содержания, большая часть которых осталась без ответа, была удовлетворена частично или не удовлетворена вовсе.

В годовщину гибели Сергея Магнитского корреспонденты Радио Свобода отправились в Бутырскую тюрьму, чтобы выяснить, изменилось ли что-то после трагедии. Путеводителем послужили записи Сергея Магнитского от 20 сентября 2009 года, в которых он описывает нечеловеческие условия своего содержания в Бутырке.

***Сергея Магнитского перевели в СИЗО №2 “Бутырская тюрьма” 25 июля 2009 года. До этого он восемь месяцев провел в “Матросской тишине”, где у него нашли камни в желчном пузыре и назначили обследование. Вместо обследования его и перевели в Бутырку – “из-за ремонта в “Матросской тишине”. Первое помещение Бутырки, куда попадает всякий подследственный, – сборное отделение – длинное помещение из нескольких больших комнат одна за другой, без окон. Там, по свидетельству Магнитского, нельзя было сидеть (людно), дышать (накурено, нет вентиляции) и ходить в туалет (“в большинстве никак не отгорожены”). Туда же попадают те, кого отвозят на судебное заседание или привозят с него – Сергей Магнитский писал, что сидеть там приходилось примерно по три часа, прежде чем вывозили в суд или распределяли по камерам по приезде. Сейчас в сборном отделении туалеты закрываются на дверь, стены обклеены новыми голубыми обоями, а в центре первой комнаты – аппарат, как в аэропортах, чтобы просматривать вещи.

– Установили аппарат “Инспектор”, вентиляцию, ремонт сделали, обучили специалистов. В день через сборное отделение проходят по 400 человек… В уголке обозначим место для курения. Мы и в камеры при распределении стараемся разделять курящих и не курящих, – говорит начальник СИЗО№2 “Бутырская тюрьма” Сергей Телятников.

Первая камера Сергея Магнитского в Бутырке – №267. Он провел здесь чуть больше месяца. Как следует из его дневника, здесь не было горячей воды, по ночам отключали розетки, а из напольной чаши “так сильно хлестала вода, что после пользования туалетом приходилось мыть ноги”.

Сегодня горячая вода здесь есть – Сергей Телятников лично включил кран и призвал корреспондентов РС намочить пальцы.

Напольная дырка отгорожена занавеской (Сергей Магнитский писал, что приходилось использовать вместо занавески простыни и спать на незастеленных койках), а в углу стоит маленький холодильник (Магнитский так и не смог добиться себе такого, несмотря на неоднократные просьбы). В камере – два заключенных. Очень неловко перед ними, как будто бы вводят в зоопарк, где они звери.

На наш вопрос Сергею Телятникову о том, не отключают ли ночью розетки, один из двух заключенных ухмыляется: “девушка, розетки же нельзя выключить!”. Рассчитана камера теперь на троих – при Магнитском было на одну койку больше, что по санитарным нормам, как напомнили по итогам летней проверки в Бутырке прокуроры, запрещено.

Три другие камеры, в которых Сергей Магнитский сидел в Бутырке, – №59, №35 и № 61 – пустуют: в них ремонт. 59-я и 35-я запомнятся читателю Магнитского тем, что пол в них затапливало канализационной водой, так что надо было передвигаться по кроватям (в 35-ой еще и не было стекол в окнах), 61-я – тем, что в ней не было оконных рам.

Там, писал Сергей Магнитский, он подхватил простуду вдобавок к своей желчекаменной болезни. – В Бутырке нет оборудования для медицинского обследования, – отвечали ему в ответ на его письменные и устные просьбы (обследование сказал провести еще врач “Матросской тишины”). Сергея Магнитского, судя по его записям, не обследовали целый месяц по прибытии в Бутырку.

Еще дольше не выдавали лекарства от родственников. Когда он просил вывести его в больницу “Матросской тишины” для УЗИ, ссылались на проблемы с транспортом. Его отправили туда лишь тогда, когда ему стало совсем плохо – 16 ноября 2009 года. Вечером того дня он умер.Сегодня тяжелобольных в Бутырке нет, уверяет Сергей Телятников.

Медсанчасть рассчитана на 42 койки, в среднем там содержатся от десяти до двадцати человек (в самой тюрьме при этом, по данным Телятникова, 1630–1680 человек). Если заболевание серьезное, продолжает начальник Бутырки, заключенного отправляют в больницу “Матросской тишины”, а медицинский осмотр, где любой может попросить об обследовании, проходит ежедневно.

Особой популярностью пользуются три тюремных стоматолога и два стоматологических аппарата: очень многие, по словам Сергея Телятникова, “пользуясь временем, которое у них есть”, лечат в Бутырке зубы – бывает по 40 человек в день. Аппарат УЗИ, которого так не хватало для обследования Сергея Магнитского, в Бутырке приобрели больше месяца назад.

Демонстрируют его с той же гордостью, что тюремный музей – интонации в рассказах о том, как аппаратом восхищались гражданские врачи те же, что и в легендах о сбежавшем из Бутырки фокуснике Гарри Гудини и не сбежавшем бунтаре Емельяне Пугачеве.

– За этот год мы обратили особое внимание на качество обследования по прибытии в следственный изолятор, установили аппарат снятия ЭКГ. Кроме того, что мы проводим по прибытии флюорографическое обследование и берем все анализы, мы всем лицам, которые пребывают в возрасте от 35 лет проводим обследование кардиологическое, независимо оттого, хотят они или нет: чтобы, если есть какие-то сбои, сразу брать на учет и контролировать, – говорит Сергей Телятников.Вторая гордость Бутырки после УЗИ – солярий, помещение под него заключенные почти отремонтировали (“Ремонт делаем своими силами,” – объясняет Телятников).

– Солярий – по просьбам заключенных?

– Нет, это все наша инициатива: расширяем медицинские услуги. Ничего плохого в этом не будет: движение ограничено, солнечный свет тоже. Если человек будет получать ультрафиолетовые лучи, вреда они не принесут.Сергей Телятников возглавляет Бутырку уже пять месяцев, в системе исполнения наказаний служит двадцать лет: до Бутырки четыре года был заместителем начальника УФСИН по Москве, а до Москвы возглавлял СИЗО №1 в Омской области. Он говорит, что свою кандидатуру на пост начальника Бутырки выдвинул сам. Начальство просьбу удовлетворило.Генпрокуратура летом, в начале пребывания Телятникова на посту, выявила много нарушений: например, норм санитарной площади (должно быть 4 квадратных метра на человека, а было меньше), пожарной безопасности, права арестантов на ежедневные прогулки, срока рассмотрения заявлений заключенных… Сергей Телятников говорит, что эти нарушения “устраняют и будут устранять и дальше – нужно еще немножко времени”.В смерти Сергея Магнитского своих коллег Сергей Телятников и его подчиненные не винят:– Это исключительный случай. Человек умер. Человек известный. В связи с этим особое внимание к этой теме. Само лечение, которое ему проводилось, было адекватно его состоянию. Вскрытие и экспертиза показали, что это была внезапная смерть, и вины сотрудников медицинской службы или неправильного лечения здесь нет.

– Вам приходилось изучать обстоятельства задержания и смерти Сергея Магнитского?

– Нет.После паузы Сергей Телятников добавляет:– Мы анализировали, конечно, читали все заметки, которые выходили. Написать можно по-разному. Написать можно с чувством…Снова пауза, долгая, слово так и не находится. Заполнять ее приходится корреспондентам РС: перечисляем факты, которые изложил Сергей Магнитский в своих записях.

– Вам есть что противопоставить этому документу? Отставка ваших бывших коллег говорит в пользу того, что эти сведения соответствуют действительности, вам не кажется?

– То, что нарушения были у нас, мы никогда и не скрывали. Там, где есть человеческий фактор, они всегда есть – у людей разный подход: один добросовестно относится, другой – менее добросовестно. Были приняты кардинальные меры, проведена аттестация сотрудников, их дополнительное обучение, усилили роль наставнической работы. Но сказать, что недостатки были именно в таком массовом характере, я тоже не могу: просто можно по-разному о них написать. Ведь изолятор и колония – два разных организма. Когда человек убывает в колонию, он спокоен. У него уже все сложилось, определилось наказание, он знает свой срок, он ставит себе цель и идет к ней. А когда человек попадает в изолятор, он поступает с отрицательной энергетикой. 80% тех, кто поступает сюда, считают себя невиновными или не согласными с предъявленным обвинением… Это не наша прерогатива – решать виновен или не виновен человек, это решают следствие и суд. Но когда поступает человек, – возбужденный, настроенный крайне негативно – сталкиваемся с этим мы: негативная реакция выплескивается не на следственные или судебные органы, а в первую очередь на наших сотрудников.Я не говорю что неправильно видеть нарушения и выносить их на показ. Но можно преподнести это по-разному. Когда человек настроен негативно, он и преподносит их в яркой форме, завышает. Видит одну отрицательную сторону, не видит положительной. Наша задача – эту негативную сторону в человеке сгладить. Постараться сделать так, чтобы условиями содержания, вниманием к этой проблеме, привлечением психологической службы, в более нормальное русло это все поставить.Уточняем, правильно ли поняли смысл слов Сергея Телятникова: у читателя записей Магнитского есть основания сомневаться в том, соответствуют ли они действительности?– Информацию можно преподнести по-разному, – настаивает он. – Недостатков не быть не может – это касается любой структуры, где есть место человеческому фактору. Жизнь – это текущий процесс… Все зависит оттого, как с этим справляться. Если это системно контролируется, порядок более выражен, контролируем и находится на должном уровне. А как напечатать на сайте, вам журналистам уже виднее…Сергей Телятников жалуется, что после принятия поправок, согласно которым подследственные, обвиняемые в экономических преступлениях, могут избежать заключения в СИЗО, появились в Бутырке симулянты. Один заключенный вроде бы был болен, а на свободе сразу выздоровел.– Процентов 70 лиц по данным статьям поднимали все свои болезни, начиная с четырехлетнего возраста. Несколько человек фактически занимались симуляцией. Одного даже освободили, под залог. Хотя вывозили в больницу городскую, собирали консилиум врачей, который решил, что значимых болезней. После того как его освободили, он сам встал (раньше ходил с рукой на спине, говорил, что болит), взял две свои тяжелые сумки и побежал. Говорит: все, теперь я здоров… ***Мы побывали в тех местах, которые описывал в своем дневнике Сергей Магнитский. В камере №267 появилась горячая вода, а в Бутырке – аппарат УЗИ. В душ там теперь, как заверил Сергей Телятников, заключенного СИЗО могут отвести даже ночью, если его поздно привезли с судебного заседания и он пропустил банный день (Магнитскому не давали сходить в душ две недели). Наконец, в СИЗО сменились люди: в конце 2009 года были уволены начальник УФСИН по Москве Владимир Давыдов и начальник Бутырки Дмитрий Комнов (потом он, впрочем, был назначен на пост и.о.заместителя начальника другого СИЗО – “Медведь”). Оставшиеся, по словам Сергея Телятникова, прошли аттестацию, дополнительное обучение.Однако предположение о том, что смерть Магнитского послужила системе уроком и привела к ее исправлению, пока не подтверждается. Новый аппарат УЗИ, горячая вода, дополнительное обучение сотрудников и новый начальник тюрьмы – вот пока все, чем оплачена смерть Сергея Магнитского. Рассуждения сотрудников Бутырки о “негативной энергетике” и неумении “видеть в СИЗО хорошее, а не плохое”, с которой якобы описывал свое заключение Сергей Магнитский – показатель того, что изменения в психологии работников тюремной системы – пока еще дело будущего.

Уильям Браудер – о виновных в смерти Сергея Магнитского

Источник: https://www.svoboda.org/a/2220983.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.