Гауптвахт

Правда о гауптвахтах в армии, условия содержания

Гауптвахт

Согласно нормам Федерального Закона «О статусе военнослужащих», к действующим военным, проходящим срочную или контрактную службу, могут применяться нормы административной и уголовной правовой системы, а также предусмотрены виды дисциплинарных взысканий.

Законодательство РФ базируется на принципе однократного наказания, то есть не допускается одновременное применение к виновному видов взысканий, обусловленных разными нормативно-правовыми актами за совершение одного и того же состава правонарушения.

Зная особенности применения наказаний, а также граничные меры юридического воздействия, можно уберечь себя от неправомерных действий со стороны Фемиды.

В просторечии часто используются термины в неверном значении, что связано с неоднозначной трактовкой слова. При переводе с немецкого языка термин «Гауптвахта» означает «главный караул», то есть в изначальной трактовке — это группа лиц, находящихся на посту. Со временем значения понятия расширились, и нынче можно увидеть другие обозначения данного термина.

Таблица № 1 «Основные значения слова»

Источник обозначенияТермин
Словарь ЕфремовойЭто строго ограниченная территория или помещение, где в качестве наказания содержатся гражданские лица или военнослужащие
Трактовка ОжеговаСолидарен с Ефремовой, но указывает, что используются эти объекты только для дисциплинарного ареста военнослужащих
Обозначение ДаляЭто группа лиц, несущих службу в составе караула.

Наиболее полное значение представлено в Большой Советской Энциклопедии, которая гласит, что гауптвахта в армии — это территория или единое помещение с особым режимом, где удерживаются:

  • лица, получившие дисциплинарный арест;
  • военные, несущие наказание в виде ареста следственными органами МВД;
  • подсудимые;
  • военнослужащие, когда по ним судом уже принято решение, но оно не вступило в юридическую силу;
  • армейцы, когда военный суд принял решение назначить наказание в виде помещения их на гауптвахту.

В целом, изначальная трактовка и современное обозначение понятия значительно отличаются друг от друга, что связано с особенностями прохождения воинской службы.

История появления и назначение

Хроника формирования таких объектов на территории современной России началась еще во времена Петра І, который стал основателем первых военных караулов в государстве.

Это были отдельные помещения, обустроенные на главных площадях всех больших городов, где располагались казармы военнослужащих.

Основная задача солдат, пребывающих на гауптвахте — охрана спокойствия и правопорядка в своем населенном пункте.

Коммунисты продолжили использовать гауптвахты, в корне изменив значение этого слова. Они начали применять указанные помещения для задержания солдат, совершивших противоправное деяние.

С 2002 по 2007 год в силу разногласий общефедеральных и ведомственных законов такие дисциплинарные учреждения были расформированы. Однако, учитывая специфику привлечения военных к юридической ответственности, с 2008 года гауптвахты начали заново восстанавливаться, и на сегодняшний день в стране их действует 14 штук.

Отличие гауптвахты от дисциплинарного батальона

На практике используется 2 схожих термина, которыми обозначаются учреждения, отведенные для содержания провинившихся солдат. Подробнее о дисбате можно прочитать по этой ссылке.

Таблица № 2 «Отличительные и схожие черты»

ПризнакиГауптвахтаДисбат
НазначениеПомещение для содержания солдат, совершивших дисциплинарный или юридический проступокПомещение для содержания солдат, совершивших дисциплинарный или юридический проступок
Основание помещенияПрименение наказания в виде содержания на гауптвахте или ожидание обвинительного приговора судаНаправление для отбытия наказания в виде дисциплинарного ареста
Максимальный срок пребыванияДо одного месяцаДо 3-х лет

Внимание! Если в отношении военного принимается решение в виде ограничения или лишения свободы сроком больше, чем на 3 года, то виновные помещаются в гражданские тюрьмы.

Основания для отправки на гауптвахту

02 декабря 2006 года Приказом Президента России был принят Закон «О гауптвахтах». Нормами данного документа было не только восстановлено функционирование гауптвахт, но и являлось причиной помещения туда провинившихся военных.

Можно выделить такие основания задержания солдат с дальнейшей отправкой в дисциплинарное учреждение:

  • принятие военным судом обвинительного решения с последующим наказанием, то есть направление на гауптвахту;
  • действующие военнослужащие, находящиеся под следствием или в ожидании вступления в законную силу обвинительного решения суда;
  • выбор данной меры пресечения.

Важно! Время пребывания на гауптвахте провинившихся строго ограничено. За нарушение воинской дисциплины можно наказать не больше, чем на полтора месяца, при ожидании меры пресечения выделено только 3-е суток. В случае открытия уголовного делопроизводства в отношении гражданина следственными органами МВД отводится до одного календарного месяца.

Условия содержания

Приказом Президента от 2006 года также были установлены условия содержания лиц в дисциплинарных учреждениях этого типа. Дополнительно применяются нормы Конституции и международных законопроектов, ратифицированных в России. В частности, обязательно учитываются следующие правила нахождения граждан в учреждениях:

  • допускается раздельное и совместное содержание арестантов, но из расчета площади камеры от 4м² на одного человека;
  • кроме места для сна, в каждой камере должен находиться стол, индивидуальная тумба и стул;
  • из коммуникаций обязательно освещение камер и наличие вентилирования воздуха.

Также непременно берутся во внимание требования к раздельному нахождению солдат на гауптвахте, а именно:

  • рядовой и офицерский состав;
  • мужчины и женщины;
  • призывники и служащие по контракту;
  • арестанты по дисциплинарным и уголовным проступкам.

Права военнослужащих, отбывающих наказание

Что характерно для этой категории нарушителей, на них распространяются все права и обязанности, как и на лиц, содержащихся в гражданских тюрьмах, например:

  • питание и обеспечение достаточной квадратурой в камерах;
  • предоставление возможности посещений родственников;
  • право на прогулки и досуг.

Однако правовой статус солдата на гауптвахте имеет и существенные особенности. Это связано с тем, что арестант параллельно считается и таковым, что проходит военную службу, то есть в рамках установленных ограничений солдат продолжает выполнять свои служебные обязанности.

Важно! В период исполнения наказания военный может рассчитывать на весь пакет сопутствующих льгот и финансовых пособий (с возможными ограничениями в сфере жилищных льгот).

Несмотря на то, что к военнослужащему применены нормы юридического или дисциплинарного взыскания, он не может быть уволен из армии. Весь период нахождения на гауптвахте засчитывается в общий срок службы.

Распорядок дня на гауптвахте

25 марта 2015 года был принят Устав военной полиции ВС. Статьи документа предусматривают общие требования к ежедневному распорядку арестованных, тогда как главные правила могут устанавливать коменданты дисциплинарных учреждений.

Важно! Бланки со списком требований к распорядку дня должны быть размещены в местах посещения арестантов, чтобы содержащиеся под стражей лица могли ознакомиться с правилами пребывания на гауптвахте.

Распорядок дня должен включать такую деятельность:

  • время для санитарно-гигиенических мероприятий утром и вечером;
  • осмотр и проверка состава комендантом;
  • питание;
  • военные занятия;
  • конвоирование прогулок на свежем воздухе (минимум один час);
  • полноценный ночной сон (от 8-ми часов).

На протяжении дня солдатам запрещено отдыхать или ложиться на кровати. В распорядке дня должно быть предусмотрено время для личных нужд, но не для отдыха. Эти часы могут быть использованы для ухода за своей одеждой, самостоятельной подготовкой или свиданием с посетителями.

Источник: https://nagrazhdanke.ru/sluzhba-v-vs/chto-takoe-gauptvahta/

Гауптвахта и её обитатели

Гауптвахт

Я свободный сержант в  учебном взводе. На 1-м курсе  я исполнял должность ЗАМКА – заместителя командира взвода, к концу года мне и всем командирам отделений присвоили младших сержантов.

А я вот взял да написал рапорт об отстранении меня с должности, поскольку мне, в связи с командованием, не хватает времени на учебу. Рапорт мой удовлетворили, а вот  сержантские лычки не сняли ибо не за что было. Так я стал свободным сержантом.

В принципе мое срежантство никому не мешало по службе, вот только с караулом наметилась проблема.

Все должности в нашем карауле были рассчитаны на  стандартный сержантский набор:  замкомвзвод шел  помначкаром, комоды (командиры отделений) разводящими, а меня куда девать? На пост не поставишь ибо тогда, согласно уставу надо делать всю смену сержантской, а их брать неоткуда. Вот мне и придумали  караульную должность постоянную на 2 года – выводной на губе.

Да, служба была та еще. Губа у нас была гарнизонная, т.е.  сидели на ней не только наши курсанты но и солдаты-срочники и офицеры из воинских частей всего гарнизона, в том числе  подследственные военной прокуратуры –те кому светил дисбат.

Начальником губы (начгубом) был прапорщик Поздникин, который  ездил на ушастом запорожце, который прозвали БМП (боевая машина Поздникина). Вот сколько помню, вечно у этой БМП была проблема с глушителем, починит он глушак, чуток поездит и снова   машина ревет как трактор. Ну  губарям то это было на пользу – заранее слышат как Поздникин едет.

Ну порядки у нас на губе были довольно жесткие, как и положено по  уставу губарей  либо гоняли  по строевой либо отряжали на работы, их конечно  наряд на работы устраивал больше – там сачкануть  намного больше вариантов.

Особенно  жёсткие порядки были на самой губе – для арестантов из числа срочников. Камера на губе  представляла собой бетонный  прямоугольный мешок с гладкими стенами и высоким (сантиметров  30 порогом).

Окошко как водится в верху с решеткой, посредине вмурован в пол  так называемый стол металлический прямоугольник примерно 30х100см. высотой около 0,8м, вдоль него 2 швеллера шириной  около 10см. – это типа лавки.

Ширина камеры была несколько  больше 2 метров и по обеим длинным сторонам на высоте стола был установлен металлический уголок примерно 3см. шириной.

После вечерней поверки, арестантам давалось 5 мин.  Чтобы разобрали нары и шинели. Ну шинели – это чтобы укрываться, а вот нары….  Нарами были  доски шириной около 30см. заключенные в раму из  металлического уголка. Эти нары в камере устанавливались торцами как раз на уголки  вдоль длинных стен и вот так надо было спать. Одному арестанту полагалась одна нара.

Если  Поздникин в камере обнаруживал бычок от сигареты, то самым популярным наказанием было – ведро воды с хлоркой, которое выливалось  внутрь камеры. Затем  ведро с тряпкой оставляли внутри – чтобы  воду собрали и пол вымыли, а камера закрывалась. На уборку отводилось 10 минут, если не успели – ведро  с водой и хлоркой могло быть повторено.

Бывала и строевая подготовка с вещмешками набитыми  щебнем. Ну  чему тут особо удивляться, гауптвахта  это наказание.  На моей памяти побегов с губы не было. Да и то – кому  с неё бежать и куда? Курсанты и солдаты-срочники прекрасно понимали, что в случае побега им  уже светило дезертирство, а  это уже дисбат где  нравы пожестче.

  Могли конечно попробовать сбежать подследственные военной прокуратуры – но вот за ними выводные бдили уже всерьез.

***

Еще будучи выводным я для себя решил, что надо как-то попасть на губу на пару дней – чтобы иметь собственное представление как это – мне  же потом на офицерской службе тоже может придется кого-то на губу сажать.  Но довелось мне посидеть не в нашей губе а в  г. Казани. А было это  так.

Пятый курс, у нас практика на предприятиях промышленности, приехали в славный город Казань.

А в Казанском химико-технологическом институте учатся  мои  одноклассники да и  просто знакомые ребята из моей школы (традиция была такая – у нас завод химический вот родители и отправляли детей учиться).

Вобщем встретились, познакомились  ну  студенты с курсантами, и ребята нас повели в местный  примечательный  пивной бар Бегемот. Вообще то  название было другое (кажется Подворье), но на вывеске красовался  шикарный бегемот с подносом  с пивом, вот и звали его местные Бегемотом.

Бар оказался что надо, пиво вкусное, закусь –  селедочка шикарная,  скрипач промеж столов ходит, в общем отдохнули славно.

  Вышли из бара и двинули в общагу где нас поселили, и тут к нам стали вязаться  местные.

  Слово за слово  и пошло махалово, и тут к нам подлетает ментовский газон, и нас начинают паковать, большая часть народа разбежалась, из наших взяли троих  в т.ч. Меня, двух местных и одного студента КХТИ.

Привезли в вытрезвитель, двух местных увели сразу куда не знаю, а я подсел к столу доктора, а у него под стеклом фотки ну таких алакашей – просто капец. Я и начал с доктором общаться  на эту тему и так прилично, интеллигентно.

В общем через 5 минут нашего разговора – доктор  ментам говорит – мол, зря вы этих троих привезли, ну запах от ни есть но на алкашей они не тянут.

Тут мы еще и военные билеты предъявляем – мы же курсанты –на практике, практика на военном заводе, потому  в гражданке.

Начали менты с нами общаться – тут мы нашего студента отмазали – мол  это вообще левый чувак , вот с теми двумя да  махались так они же первые и начали, а это так мимо проходил. Студент тоже  сразу понял фишку и в отказ, мол я никого не знаю шел мимо, тут драка, забрали случайно.

В общем студента таки отпустили, а нам  фортуна не улыбнулась, пришел капитан мент и сказал вызывать  военную комендатуру.

Сдали нас менты комендачам, те привезли  к дежурному по караулам гарнизона, тот коменданту позвонил – и решили нас  посадить на губу до выяснения обстоятельств ( всё-таки  мы в гражданке, не стриженные, да еще и менты забрали, говорят мы дрались).

И вот привели нас на гарнизонную губу, а  она у них старой постройки еще царская, построенная закоулками  (с первого раза если  выйдешь из камеры не поймешь куда бежать).

Посадили в камеру  и тут  я начинаю офигевать: камера просторней  чем у нас, посредине обычный деревянный стол 6-местный, по бокам обычные деревянные лавки, а к стенам приделаны откидные нары – как полки в поезде, стены отделаны «шубой», но когда я потом днем пригляделся – в этой  «шубе» куча бычков натолкана. А еще  на губе стоит громкий селектор – когда начкар выводному что-то говорит  слышно прекрасно.  А когда утром выводной после подъема открыл камеру и сказал: «Мусор бумажки и БЫЧКИ выбрасывайте» я  просто выпал в осадок. А днем приехал комендант, удивлялся,  что мы в гражданке и это официально, затем пугнул что просидим минимум 10 суток и уехал.

В общем и целом мы просидели на губе двое суток, пока там начальство наше не разобралось с гарнизонным начальством, тогда нас и выпустили. Особенно запомнилось, что питание на губе было отличное, котлеты, жареная печенка – в Казани в те времена в столовой такого не купишь.

Вот так  сложилось мое знакомство с губой изнутри, и я тогда не подозревал что на эту губу еще разок вернусь.

***

А вернулся я на Казанскую губу вот как.

После выпуска из училища я попал служить на Центральную артиллерийскую базу хранения порохов которая находилась в п.

Аракчино города Казани, и назначили меня на должность начальника транспортного участка ( при  том что я в автомобилях разбирался как свинья в апельсинах).

Потом мне  знающие люди объяснили  что командир частенько новых офицеров прогонял через транспортный отдел – там крутиться надо,  сразу видно  чего человек  может, те кто выдерживал без залетов  потом переводись на  более спокойные должности.

Так вот, у транспортного отдела была обязанность – раз  в месяц направлять офицера для дежурства по ВАИ гарнизона. Само дежурство было не особо напряжным.

Днем надо было стоять на отведенном месте – тормозить военные машины, проверять кто куда зачем едет, ну и  найти какие-то нарушения в бумагах или по  правилам дорожного движения. Список машин с водителями вечером  предъявляешь  начальнику ВАИ, а он уже сам разбирается кого как наказать.

  Все бы ничего, но  оказалось что  нужно  ночевать в помещении ВАИ, а там никаких условий для ночевки – ни топчана ни матраса.

В общем помыкался я и пошел к дежурному по караулам чайку попить. В наряде стояли  курсанты  ракетного училища, то есть практически коллеги. Ну попили чайку,  поболтали, анекдоты потравили, и я между делом поплакался что мне в ВАИ спать негде.  И ту начкар мне и говорит: «Так ты иди  к нам на губу.

Там в офицерской части постели нормальные, поспишь утром встанешь в  ВАИ уйдешь.»  Для меня это был самый тот вариант. Пошел на губу и завалился спать на нормальной кровати с белым бельем и одеялом.

Ну я  совсем то уж наглеть не стал, все-таки в наряде, потому лег спать в рубашке, только китель, ремень с пистолетом да сапоги снял.

И вот посреди ночи меня будит помначкар, весь какой-то перепуганный, говорит мол быстро вставайте, а то  приехала проверка, сказал и убежал.  Я пока  зенки протирал, сапоги  натягивал – бац вваливается полковник – танкист (за спиной начкар мне рожи корчит). Ну я как есть в рубашке и сапогах вскочил смирно и  представился: лейтенант И…, начальник транспортного участка в/ч №ХХХХ.

Полковник интересуется  – что я тут делаю, а я объясняю, мол я  дежурный  по ВАИ гарнизона, а там  спальных мест не оборудовано, вот мол я и попросился у начкара на губе переночевать.

Полковник бровями подумал, и говорит: «продолжайте  отдыхать товарищ лейтенант», повернулся и вышел.

Я посидел малость на кровати да и залег дальше дрыхнуть, время-то было 3 часа ночи. Утром  начкар мне объяснил, что это приезжал  проверять караулы начальник гарнизона – начальник Казанского  танкового училища.

И рассказал, что полковник прямо из караулки вызвонил начальника ВАИ гарнизона и вставил тому клизму: сказал, что если тот еще раз оставит ночевать дежурного по ВАИ, а место для отдыха не оборудует, то с утра сам поедет на губу суток на 10.

С утра начальник ВАИ верещал как поросенок на меня по этому поводу, но с тех пор больше меня ночевать в ВАИ не заставляли.

Источник: https://IstoriiPro.ru/gauptvahta-i-eyo-obitateli/

Гауптвахта в СССР: за что могли посадить на «губу»

Гауптвахт

У каждого советского солдата или сержанта, хотя бы раз за всю службу попавшего на «губу» («кичу»), остались после полученного опыта неизгладимые впечатления – условия содержания на советской гауптвахте были нередко весьма жесткими.

 Русская семеркаРусская семерка

За что туда можно было попасть

Перечень солдатских «залетов» (неблаговидных поступков, за которые надо отвечать), за которые можно было угодить на гауптвахту, весьма широк.

На гарнизонных и войсковых «кичах» сидели главным образом «дисциплинарщики» («самоходы», ушедшие без дозволения за пределы части, пойманные за распитием спиртного или в состоянии алкогольного опьянения, наказанные за дедовщину, неопрятный либо неуставной внешний вид и т. п.).

Для более серьезных проступков существовали дисбаты – дисциплинарные батальоны. Сажали на «губу» на срок от трех до пятнадцати суток. Если наказанный совершал что-либо недозволенное во время отбывания наказания, срок могли продлить. В срок службы время отсидки не включалось.

Для начала приводили в «соответствие» форму прибывших на гауптвахту. Кокарды, значки и вообще все металлическое, чем можно вскрыть себе вены или поранить другого, изымалось. На «киче» не полагалось также иметь ремни и портянки, чтобы, не дай Бог, сиделец на них не повесился. Все личные вещи – от зубной щетки до часов – изымались, курево – тоже.

Если наказанный успевал и имел такую возможность, то он заранее переодевался в застиранное старье (нообязательно уставное, иначе за расхлябанность могли и пару-тройку суток накинуть к объявленному сроку «губы»), оставлял ротному каптеру (или же на хранение товарищам) все мало-мальски ценное.

Это мог быть кожаный ремень с бляхой, ушитые дембельски» сапоги или новенькая форма, шапка «ведром», со вставкой. На «киче» все это отбиралось безвозвратно, не говоря уже о «вшивниках» – неуставных шерстяных носках, свитерах, теплых майках и трико, которые советские воины поддевали под форму зимой.

Это добро «краснопогонники» (комендантское подразделение при гауптвахте) либо рвали сразу, либо забирали себе.

Условия содержания и меры «воспитания»

Пребывание на гауптвахте для солдат и сержантов зачастую превращалось в настоящий ад – все зависело от того, насколько изощренными на той или иной «губе» были издевательства. Камеры были практически идентичны тюремным карцерам. Лежать на нарах дозволялось только после отбоя.

В туалет выводили один-два раза в день, и время на оправку давалось минимальное – чаще не больше минуты, как и на еду. В советской армии подъем по распорядку был в 6 утра. На «киче» будили на час раньше. Все приказы «краснопогонников» нужно было выполнять беспрекословно и бегом, иначе из-за одного потом страдала вся камера.

«Воспитательные» меры для на гауптвахте применялись порой самые изуверские. Большинство отслуживших и испытавших на себе суровые условия «кичи» вспоминают смоченную водой хлорку – ее могли разбросать по полу камеры или просто поставить в помещении таз с химикатом. Через несколько минут «залетчики» уже начинали задыхаться.

Многие помнят, что камеры «губы» зимой вообще не отапливались и «постояльцы» гауптвахты были вынуждены все бессонные ночи согреваться, не прекращая двигаться. Стены камеры поливались водой, чтобы к ним не прислонялись.

[С-BLOCK] Охрана из комендантского подразделения «кичи» «потешалась» над сидельцами как умела, фактически нормой были постоянные избиения и иные издевательства. «Залетчики» ежедневно отправлялись на какую-либо работу, часто совершенно бесполезную. Они могли дробить ломами камни на мелкие куски, переносить с места на место грузы.

Отдельными обязательными пунктами «воспитательной» работы на «киче» были многочасовая строевая муштра и изучение устава Вооруженных сил СССР. Население камеры заставляли не менее двух раз в день убирать помещение. Для мытья полов использовались уставные «подшивы» – стандартные солдатские подворотнички, представлявшие собой тряпочку размером с книжную закладку.

По большому счету, мыть полы должны были все, но на деле убирались лишь «духи» и слабохарактерные сидельцы, старослужащие только старательно делали вид, что участвуют в процессе. Прапорщики и офицеры, разумеется, отбывали сроки на «губе» в несравнимо более щадящих условиях, их не гоняли и не мучили, как солдат.

«Краснопогонников», охранявших гауптвахты, в советской армии люто ненавидели. Служить в комвзводе (туда зачастую набирали прямо в начале службы из «учебки») среди солдат и сержантов считалось западло. От призыва к призыву передавались предания, что армейских «ментов», едущих на «дембель», случалось, выбрасывали с поездов на ходу. Многие охранники, отслужив срочную, на самом деле предпочитали возвращаться домой в гражданке, чтобы не искушать судьбу.

Источник: https://news.rambler.ru/other/39546950-gauptvahta-v-sssr-za-chto-mogli-posadit-na-gubu/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.