Где находятся кресты в питере

Даром не взяли. Надежды отдать Кресты в хорошие руки рухнули

Где находятся кресты в питере
Премьера спектакля Петра Шерешевского «Герб города Эн»Минэкономразвития: Российская экономика ускорила падениеПосмотрите, как обедает капуцин, имя которому выбирали петербуржцыПять литров антисептика отправили на тот свет семерых человек«Испорченное испортить нельзя».

Путин коротко описал отношения с СШААптеки предлагают штрафовать врачей за отказ в выписке рецепта«Я здесь с пингвинами, прилип».

Как ковид разлучил полярников с домом«Очень странным делам» добавили Фредди КрюгераВ Карабах приедут 30 тысяч переселенцев, но возвращаться им некудаНаш проект: Как за неделю обеспечить свой бизнес автопарком?Итоги недели с Андреем Константиновым:«Зенит» предложил Халку контракт с зарплатой 3 млн евро в годПредыдущие новостиАрхив материалов

Скучно закончилась история Крестов, хотя к ним приценивался даже федеральный бизнес. На месте тюрьмы «Фонтанка» видит шикарное пространство, но Петербургу может помочь только «звонок друга».

автор фото Алина Циопа / «Фонтанка.ру»

По информации «Фонтанки», в конце октября начальник УФСИН по Петербургу и Ленобласти Игорь Потапенко направил директору ведомства предложения по будущему Крестов.

Суть их сжата: тянуть огромную пустую тюрьму мы больше не в силах, использование ее неэффективно, так что прошу утвердить передачу объекта в Росимущество. Что и подтвердил журналисту сам генерал-майор Потапенко.

Это произошло через 3 года после переезда изолятора № 1 в Колпино и спустя год, за который ФСИН пыталась в буквальном смысле найти Петербургу инвесторов. Понятно, что эта докладная — формальность. Вопрос решен.

А еще в начале года глава ФСИН Александр Калашников издал распоряжение искать бизнесменов, кто мог бы взять исторические корпуса да сделать из них, как при СССР, парк культуры и отдыха.

Центр Петербурга, более 4 га, где стоят здания общей площадью в 33 тысячи квадратов, из которых лишь два креста да еще несколько дореволюционных строений признаны культурным наследием. Остальное, построенное уже в советское время (в том числе и стены), можно сносить как темное наследие.

Хотя, согласитесь, когда ФСИН сама ищет инвесторов на миллиарды — это необычно. Десяток из списка «Форбс» у них в Новых Крестах пока не горюет.

Тем не менее летом практически пустующие Кресты посетили не только представители Минкульта РФ, но и посланники крупных корпораций. Так, например, «Фонтанке» известно, что на разведку приезжали люди из АФК «Система» Владимира Евтушенкова.

Действительно, не надо быть продвинутым, чтобы увидеть, что на этой территории можно создать даже не самое привлекательное современное пространство на Неве, а туристический код европейского уровня. «Фонтанка» нашла их перспективные зарисовки. Как принято писать у столичных менеджеров: масштабная интеграция идей и трендов современной культурной повестки.

«Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.ру» «Фонтанка.

ру»

В том, что в камерах можно разместить тысячи художников, дизайнеров, баров и далее-далее плюс музейный комплекс, — нет ничего пионерского. Такие туристические магниты давно притягивают людей в Дублине к бывшей тюрьме Килмайнхам, в Голландии, конечно, в американском легендарном Алькатрасе.

Да и под рукой, в Хельсинки — из такого же краснокирпичного «креста» сделан редкой эстетики отель. Петербург же трудно назвать столицей молодежных пространств. У нас — Новая Голландия как домашнее задание Абрамовича, «Севкабель Порт» как удивительный бизнес-пример, «Люмьер-Холл» да «Этажи».

«Тучков Буян» еще помучается.

— Я никогда не мог подумать, что Кресты не возьмут даже даром, — удивляется начальник петербургской ФСИН Игорь Потапенко. — Мы давно отказались от мечты, что нам за это кто-нибудь построит колонию-поселение или еще что-нибудь. Оказалось, даром не нужно. Не взяли.

Между прочим, Кресты пытались подарить и петербургскому бизнесмену Анатолию Бернштейну, кто создал культовый музей «Ленрезерв». Анатолий тоже поклонился, мол, спасибо за уважение, но этот груз не моего уровня. Как он сам сказал журналисту: «Это государев вес».

По данным «Фонтанки», сегодня в Крестах находятся за сто поселковых, конвой. То есть используется десятая часть всего комплекса. Коммуналка ежегодно встает управлению в 20 миллионов, плюс набегает по мелочи. Как сказал журналисту один из сотрудников, «теперь охраняем периметр от мародеров».

— Перед зимой Кресты не бросим. Иначе надо котельную отключать, хотя она еле-еле дышит. И тогда вообще разрушения пойдут другими темпами, — объясняет Потапенко.

— Получается, как в той песне про Одессу: Кресты покидает последний батальон, — предложил журналист.

— Как в песне, — принял Потапенко.

Эти слова дублирует более раскрепощенный его подчиненный: «В Питере недавно ветер кусты ломал, так с крыши одного креста кусок кровли сорвало и на Арсенальную набережную выкинуло. Мы сначала забегали, а один наш говорит: «Если какого-нибудь проезжающего випа накрыло, то СМИ бы раструбили, и о нас бы вспомнили».

С начала следующего года начнется процедура. «ФСИН передаст Росимуществу, Росимущество должно предложить объект Минобороне и так далее, а им уже предлагали. Ответ: «Просим не беспокоить, проблем у самих хватает».

По информации автора, руководство ФСИН уже беседовало с Александром Бегловым. Губернатор устно пообещал забрать объект на баланс города, но в период вирусного бедствия денег и на первоочередные задачи не хватает.

Так что у самой популярной заброшки Питера — «Красного треугольника» нарисовался классный конкурент.

«Фонтанка» опросила деловых людей. Их взгляд на проблему принципиально таков: «Надо же не просто сохранить площади, охраняемые КГИОП, но и отреставрировать их. То есть вложить под 100 тысяч рублей за квадрат».

Считай для начала — 3 миллиарда, плюс дико неудобная внутренняя архитектура с тысячью камер, а вопрос с сохранением фасадов и изменением внутри — уровень премьер-министра.

Все же одна идея показалась «Фонтанке» рабочей.

— Есть огромнейшая проблема — это архивы, фонды. Например, одно арбитражное дело порой объемом 50, 80 томов — а его нужно хранить. Многие ведомства — суды, Росреестр и так далее — платят бюджетные деньги тем, кто хранит. Это отдельный бизнес. Архивы Петербурга здесь создать гораздо дешевле и логичнее, — предложил Анатолий Бернштейн.

«Фонтанка» как-то описывала начало новой эры Крестов. Тогда, в марте 2000 года, и. о. президента Владимир Путин приехал на Арсенальную.

Его встретил замученный начальник изолятора Александр Житенев и продемонстрировал фокус: можно ли минимум по 12 человек запихивать на годы в 8-метровую камеру. В тот день Путин и приказал строить новую тюрьму.

Двадцать лет спустя, после всех приключений с едкими уголовными делами и посадками при строительстве Новых Крестов, старые приказали долго сидеть.

Но в современной России (впрочем, как всегда в России) выход из тупика — один. Звонит, допустим, Владимир Владимирович главе одного из ключевых госбанков и любопытствует:

— А что вы думаете по поводу Крестов?

— Батюшка, за что?!

— Да я не в том смысле …

Евгений Вышенков, «Фонтанка.ру»

автор фото Алина Циопа / «Фонтанка.ру»© Фонтанка.Ру

Рассылка “Фонтанки”: главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://www.fontanka.ru/2020/11/05/69528615/

Вторые Кресты: RT побывал в новом и самом большом изоляторе в России

Где находятся кресты в питере

RT первым из федеральных СМИ побывал в новом изоляторе Кресты-2 в Колпине под Петербургом. Именно туда накануне Нового года переехали арестанты и сотрудники знаменитых питерских Крестов.

Корреспонденты RT оценили «европейские» условия содержания заключённых и узнали у них самих, что они думают о новом помещении. Судьба старых Крестов пока под вопросом: вероятно, часть изолятора превратят в музей, а в другую переберутся работники петербургского ФСИН.

Как заключённые гуляют по крышам и что думают о новых соседях жители Колпина — в репортаже RT.

RT побывал в изоляторе Кресты-2 в Колпине, куда перед Новым годом переехали заключённые и персонал легендарного петербургского СИЗО Кресты. Новое здание изолятора, по заявлениям ФСИН, стало самым большим в России и Европе, а также самым комфортабельным — на каждого заключённого приходится по 7 кв. метров жилой площади.

  • Кресты — новые и старые: корреспондент RT провёл день в крупнейшем изоляторе России

Безмолвные Кресты

Вековые ели на входе в изолятор Кресты — первое, что десятилетиями видели арестанты, которых привозили во внутренний двор.

 В этом комплексе старинных зданий из красного, выщербленного временем кирпича более ста лет содержались арестанты и работали сотрудники ФСИН. Сейчас тут пусто, остался лишь старый комендант — один из тех, кто раньше руководил изолятором.

Он проработал в Крестах всю жизнь и не хочет расставаться с ними после переезда. Иногда во внутреннем дворе появляются сотрудники ФСИН — они вывозят оставшиеся вещи. 

А ещё над Крестами привычно кружат птицы.

«Голуби прилетают и сидят под окнами, а кормить некому», — говорит проводник RT, подполковник ФСИН.

Кресты действительно опустели достаточно быстро: заключённых перевезли в Колпино всего за неделю.

Несмотря на то что у арестантов было время на сборы, камеры выглядят, словно каюты брошенного корабля: незастеленные постели, зубные щётки и бритвы у раковины, самодельная шахматная доска на столике, недочитанные книги «Твин Пикс» и «Сицилиец» Марио Пьюзо. В камерах пахнет потом и табачным дымом, запах будто впитался в стены.

Этот изолятор больше никогда не примет заключённых. Сейчас чиновники обсуждают, как можно использовать здание, — нужно принять во внимание, что оно является памятником культуры. ФСИН предлагает перевезти туда административный персонал, а также расширить тюремный музей и открыть его для посетителей.

Уже сейчас там собраны интересные экспонаты: специальный шлем для перевозки арестантов, который был на задержанном бойце без правил Вячеславе Дацике по кличке Рыжий Тарзан, когда европейские силовики передали его российским властям, а также пальто Пчёлы из сериала «Бригада». 

Как рассказывают сотрудники изолятора, пальто выкупил на аукционе и подарил Крестам бывший арестант: «Сказал, раз сам Пчёла в сериале в Крестах не посидел, то пусть его пальто хоть здесь будет».

Неповторимый Лёнька Пантелеев

При строительстве Крестов-2 в Колпине особое внимание уделялось тому, чтобы сохранить привычный уровень безопасности. Ведь старые Кресты известны не только архитектурой и солидным возрастом в 125 лет, но и тем, что за всё это время был совершён лишь один удачный побег. В 1922 году при помощи сообщников из Крестов сбежал известный петроградский налётчик Лёнька Пантелеев.

Ещё несколько человек пытались повторить его успех, но, даже очутившись на свободе, вскоре снова оказывались в Крестах. В 1984 году двое арестантов выскользнули наружу с помощью поддельных служебных удостоверений сотрудников милиции, сделанных из газетных вырезок и цветных ниток из расплетённых носков. На следующий день один вернулся сам, а второй был задержан.

В 1991 году бандит Сергей Мадуев по кличке Червонец, которому грозил расстрел, соблазнил следователя Наталью Воронцову и уговорил её принести револьвер, из которого он ранил майора охраны и попытался сбежать, но был задержан.

Мадуева так и не расстреляли, заменив наказание на пожизненный срок.

Последняя попытка побега произошла в 1992 году, когда покинуть стены изолятора попытались сразу семь заключённых. Они взяли в заложники двух сотрудников СИЗО, однако были обезврежены. В результате погибли трое арестантов и сотрудник Крестов.

Телевизоров больше, чем людей

Сотрудники Крестов-2 пока не сталкивались с ЧП, но новый изолятор кажется гораздо более надёжным, чем прежний. Здание СИЗО видно издалека, ещё на подъезде к Колпину.

Изолятор занимает территорию площадью в 28 гектаров и напоминает небольшой город с жилыми корпусами, больницей, пожарной частью, мастерскими и складами.

В центре — два здания в форме крестов высотой в восемь этажей с прогулочными двориками на крышах.

По лестницам в новом здании постоянно поднимаются и спускаются люди — сотрудники изолятора и осуждённые, согласившиеся работать в отряде хозобслуживания. У них в руках вёдра, швабры, малярные валики: здание уже введено в эксплуатацию, но в некоторых помещениях до сих пор ведутся работы.

«Лифт пока не работает, так что за день приходится подниматься и спускаться по 7-8 раз», — ворчат сотрудники. Но тут же поспешно уточняют, что всё к лучшему: поддерживают форму.

На каждом этаже, где крестом сходятся коридоры, ведущие из разных крыльев здания, находится контрольный пункт. В «стакане» за стеклом перед десятком мониторов сидят девушки-сотрудницы, которые наблюдают за обстановкой в камерах и коридорах изолятора.

Экранов хватает и без мониторов видеонаблюдения: повсюду стоят телевизоры разных марок и размеров. Большая часть из них окажется в камерах у заключённых.

Сидеть по-европейски

Во время обеда по коридорам толкает тележку с едой заключённый из хозосблуги. Борщ и картошка с мясом отправляются в «кормушку» — небольшое окно в двери камеры. Впрочем, в отличие от здания старых Крестов, здесь слово «камера» для помещения не подходит: это большая и светлая комната — куда просторнее, чем номера большинства хостелов. 

ФСИН не раз заявляла, что заключённые получат по 7 кв. метров жилой площади каждый, что соответствует европейским нормам (российская норма — 4 кв. метра). Однако пока это непривычный простор.

В помещении четыре кровати, окна во всю стену, деревянный пол, стол, шкаф для продуктов и умывальник. Всё новенькое, свежая побелка, на полу до сих пор следы краски.

У арестантов есть полноценная туалетная комната — раньше унитаз был просто отгорожен стенками. По сути, это единственное место, где заключённый может укрыться от глаз сокамерников и надзирателей.

Однако надолго там запереться не позволят дежурные, наблюдающие за мониторами.

Также по теме

«Здесь мало кто считает, что поступил правильно»: RT побывал в самой большой колонии для пожизненно осуждённых

Две тысячи преступников в России приговорены к пожизненному заключению и отбывают наказание в тюрьмах. Двести из них уже отсидели…

В камере не просто тепло, а жарко и душно. Проветрить помещение непросто, так как окна не открываются, можно лишь слегка приоткрыть форточку. Но жалуются заключённые не на это. Один из арестантов лежит на кровати и пытается разгадывать кроссворды: журнал уже весь исчеркан ручкой.

«Начальник, нам всё очень нравится, но можно всё-таки телевизор в камеру, этот не работает», — кивает он на стоящий в углу старый «ящик». Двое сокамерников его поддерживают, а ещё одна койка пустует: человека увезли на следственные действия.

В другой камере тоже трое арестантов. Двое из них — мускулистые, накаченные мужчины. Один здесь по подозрению в вымогательстве, другой — в убийстве. Подозреваемый в тяжком преступлении шутит, что в камере скучно и за каждым движением следят. «Разве так можно?» — спрашивает он и подмигивает.

«Заключённые делают парашютики из пакетов»

Скука и тотальный контроль со стороны администрации действительно стали главными врагами арестантов.

В старом здании Крестов заключённые десятилетиями налаживали коммуникацию: обменивались записками, перебрасывали верёвочки из окна в окно, перестукивались и плевали скатанными в шарики сообщениями на бумаге с помощью скрученных из газет трубок.

С переездом всё налаженное общение прекратилось — во многом потому, что новое здание Крестов куда меньше подходит для неформальных контактов между заключёнными, многие способы здесь не работают.

«К примеру, общаться через окна куда сложнее, потому что они не открываются целиком, есть только форточки, — рассказывает глава оперативного отдела изолятора Никита Ильин. — И в целом нарушать режим сложнее, потому что есть видеонаблюдение».

По словам Ильина, сейчас в каком-то смысле коллективный «преступный гений» соревнуется в изобретательности с руководством СИЗО, пытаясь придумать новые способы коммуникации между камерами.

«Из последнего: заключённые вырезают квадрат из пакета, привязывают к углам хлебный мякиш для утяжеления, получается что-то вроде парашютика, — рассказывает Ильин. — Потом они делают крючок из бритвенного лезвия, привязывают на что-то длинное, чтобы просунуть в форточку, и ждут подходящего ветра».

Из доступных и легальных развлечений остаются прогулки — как на специально отведённых пятачках во внутреннем дворе, так и на крышах корпусов. Правда, полюбоваться видом с крыши не удастся: фактически прогулка проходит в таких же камерах, только пустых (из обстановки лишь скамейка) и расположенных под открытым небом.

Тихие соседи

Также по теме

Детство за колючей проволокой: фонд «Дорога Жизни» посетил дом малютки в челябинской колонии

Специалисты фонда «Дорога Жизни» и ДГКБ №9 им. Сперанского посетили крупнейший в России дом малютки при исправительной колонии. Врачи…

В этом году изолятор Кресты-2 должен полностью начать работать в штатном режиме. Откроются мастерские, в корпуса приедут новые заключённые, а местные власти найдут способ решить появившиеся проблемы. В частности, чиновникам уже пришлось проложить отдельный автобусный маршрут для тысяч посетителей, которые приезжают навестить заключённых.

Теперь госслужащие готовятся к выборам, в которых примут участие арестанты (до решения суда они не ограничены в правах), и занимаются миграционным оформлением приезжих, которых много среди заключённых.

Для кого открытие нового здания СИЗО действительно стало шоком, так это для местных жителей. В администрации шутят, что квартиры в колпинских новостройках продавали под рекламным слоганом «Тихие соседи». В результате соседи и впрямь оказались тихими: с одной стороны района кладбище, с другой — Кресты-2. Однако поделать ни с тем, ни с другим местные жители ничего не могут.

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/468751-kresty-tyurma-peterburg-rt

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.