Водворение в шизо

XXIV. ПРАВИЛА ВНУТРЕННЕГО РАСПОРЯДКА ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ

Водворение в шизо

XXIV. Особенности условий содержания осужденных в ШИЗО,
ПКТ, ЕПКТ, одиночных камерах

152.

Осужденным запрещается брать с собой в ШИЗО имеющиеся у них продукты питания и личные вещи, за исключением двух полотенец установленного образца, алюминиевой кружки, мыла, зубной щетки, зубной пасты (зубного порошка), туалетной бумаги, средств личной гигиены, тапочек, письменных и почтовых принадлежностей, а также религиозной литературы (не более 1 экземпляра), предметов культа индивидуального пользования для нательного или карманного ношения. Индивидуальные средства гигиены, одноразовые бритвы и посуда для приема пищи (за исключением кружек) хранятся в специально отведенном месте и выдаются осужденным младшим инспектором по надзору за осужденными в ШИЗО только на определенное распорядком дня время.

153. Осужденным, водворенным в ШИЗО, разрешается пользоваться печатными изданиями из библиотеки ИУ в личное время в соответствии с распорядком дня ШИЗО.

154. Письменные и почтовые принадлежности, имеющиеся у осужденных, хранятся у младшего инспектора по надзору за осужденными в ШИЗО и выдаются им на время написания писем, почтовых карточек и телеграмм.

155. Продукты питания сдаются на склад и выдаются осужденным после отбытия ими меры взыскания. Администрация ИУ принимает меры к их сохранности, однако если в силу естественных причин от длительного хранения продукты испортились, об этом составляется акт и они уничтожаются.

156. Курение осужденным, водворенным в ШИЗО, запрещено. Осужденным, переведенным в ПКТ, ЕПКТ, одиночные камеры, курение разрешается в период прогулки, предусмотренной распорядком дня ИУ. Сигареты и спички осужденным выдаются по их просьбе младшим инспектором по надзору за осужденными, содержащимися в штрафных помещениях.

157.

Осужденным, переведенным в ПКТ, ЕПКТ или одиночные камеры в порядке взыскания, не разрешается брать с собой имеющиеся у них личные вещи, кроме продуктов питания, двух полотенец установленного образца, алюминиевой кружки, нижнего белья по сезону и носков установленного образца, мыла, зубного порошка, пасты, зубной щетки, туалетной бумаги, предметов личной гигиены, тапочек, а также религиозной литературы (не более 1 экземпляра), предметов культа индивидуального пользования для нательного или карманного ношения. Средства индивидуальной гигиены, одноразовые бритвы, посуда для приема пищи (за исключением кружек) и сигареты хранятся в специально отведенном месте и выдаются осужденным младшим инспектором по надзору за осужденными в ПКТ, ЕПКТ, одиночных камерах только на определенное распорядком дня время.

158.

Осужденным, переведенным в ПКТ, ЕПКТ и одиночные камеры, разрешается выписывать книги, журналы и газеты, иметь при себе судебные решения по уголовному делу, а также ответы по результатам рассмотрения предложений, заявлений, ходатайств и жалоб, простые карандаши, авторучки (в неметаллическом корпусе), стержни (синего, фиолетового, черного цветов), тетради, почтовые марки, открытки, конверты, пользоваться печатными изданиями из библиотеки ИУ в соответствии с распорядком дня ПКТ, ЕПКТ, одиночных камер, при этом количество находящихся в пользовании перечисленных предметов не может быть более двух экземпляров, кроме почтовых марок, открыток и конвертов.

159. При приеме осужденных в ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ, одиночные камеры проводится обыск осужденных, санитарная обработка, также включающая в себя помывку, после чего осужденные переодеваются в одежду, закрепленную за этими помещениями.

160. Осужденные, обучающиеся в общеобразовательных школах, профессиональных образовательных организациях и непосредственно на рабочих местах во время производственной деятельности, в период нахождения в ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ и в одиночных камерах на занятия не выводятся.

Им разрешается иметь при себе учебники и предоставляется возможность самостоятельной учебы и консультаций с преподавателями.

При переводе осужденных из ПКТ, ЕПКТ либо из одиночных камер в ШИЗО за проступки, совершенные в ПКТ, ЕПКТ и в одиночных камерах, срок их содержания в ШИЗО в срок содержания в ПКТ, ЕПКТ и в одиночных камерах не засчитывается.

В случае перевода осужденного в ПКТ, ЕПКТ за злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания из ШИЗО срок содержания в ПКТ, ЕПКТ исчисляется после отбытия взыскания в ШИЗО. При переводе осужденных из ПКТ в ЕПКТ за проступки, совершенные в ПКТ, срок их нахождения в ЕПКТ в срок содержания в ПКТ не засчитывается.

161. Прием пищи осужденными производится в камерах. Осужденные, которым мера взыскания в виде водворения в ШИЗО наложена с выводом на работу, пищу в рабочее время принимают на производственных объектах.

162. Медицинский осмотр и амбулаторное лечение осужденных, содержащихся в ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ и в одиночных камерах, осуществляются в специально оборудованном помещении. Санитарная обработка производится отдельно от других осужденных. Осужденные, получающие лечение в амбулаторных условиях, размещаются в отдельных камерах по медицинским показаниям.

163. Постельные принадлежности осужденным, водворенным в ШИЗО, переведенным в ПКТ, ЕПКТ, одиночные камеры, выдаются только на период сна. При выводе за пределы помещения им выдается одежда по сезону.

164. Осужденные, содержащиеся в ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ и в одиночных камерах, при передвижении за пределами камер держат руки за спиной. При каждом выводе осужденных из камеры производится их личный обыск, а обыскиваемый становится лицом к стене, упираясь в стену вытянутыми руками, ноги ставятся на ширину плеч.

165. Уборка в камерах ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ и прогулочных двориках возлагается поочередно на каждого осужденного согласно графику, утвержденному заместителем начальника ИУ, курирующим вопросы безопасности и оперативной работы, и доведенному до осужденного под роспись. В случае отказа осужденного от ознакомления с графиком составляется соответствующий акт.

166. Осужденный, ответственный за уборку, получает и сдает инвентарь для уборки камеры, следит за чистотой в камере; производит уборку камерного санузла, а по окончании прогулки – прогулочного двора.

Помывка осужденных в ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ, одиночных камерах осуществляется покамерно в душевой, оборудованной в указанных помещениях.

167.

При посещении осужденных, находящихся в камерах ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ, одиночных камерах, администрацией ИУ, а также лицами, осуществляющими контроль за деятельностью ИУ и органов УИС, по их требованию осужденные обязаны поочередно представиться, назвать свои фамилию, имя и отчество (при наличии), дату рождения, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, по которым осуждены, начало и конец срока, при этом осужденные должны встать, построиться у стены напротив входа в камеру.

168. Осужденным, содержащимся в ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ, одиночных камерах, запрещается:

без разрешения администрации ИУ выходить из камер и других помещений ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ, одиночных камер;

вести переговоры, осуществлять передачу каких-либо предметов лицам, содержащимся в других камерах или иных помещениях ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ, одиночных камер, перестукиваться или переписываться с ними;

использовать не по назначению камерное оборудование и уборочный инвентарь;

вмешиваться в работу электро-, сантехнического оборудования, без разрешения администрации ИУ производить ремонт сантехники или регулировку освещения в камере;

засорять санузлы в камерах;

снимать со стен камер информацию об основных правах и обязанностях осужденных в ИУ, особенностях их содержания в ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ, одиночных камерах;

вызывать ложное срабатывание средств тревожной сигнализации;

выбрасывать либо принимать что-либо из окон камер, высовываться в форточку, подходить вплотную к смотровому глазку камерной двери, закрывать смотровой глазок;

заклеивать объективы камер видеонаблюдения или иным способом приводить их в нерабочее состояние;

открывать форточку для приема пищи в камерной двери.

169. В случаях перевода осужденных из ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ, одиночных камер в ЛПУ по причинам, не связанным с симуляцией болезни, срок их нахождения в ЛПУ засчитывается в срок отбывания взысканий. При совершении осужденным акта членовредительства он переводится из ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ, одиночной камеры в ЛПУ по медицинскому заключению.

170. При переводе осужденных из ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ, одиночных камер в СИЗО срок их нахождения в СИЗО не засчитывается в срок отбывания взысканий.

171. К осужденным, содержащимся в ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ, одиночных камерах, по их просьбе приглашаются священнослужители, принадлежащие к зарегистрированным в установленном порядке религиозным объединениям, по выбору осужденных.

Примечание: в экстренных случаях при отсутствии начальника ИУ, когда иными мерами пресечь совершаемое преступление или злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания невозможно, осужденные могут быть помещены в ШИЗО, в исправительных колониях особого режима – в одиночные камеры по постановлению дежурного помощника начальника ИУ до прихода начальника ИУ или лица, его замещающего, но не более чем на 24 часа. Такая изоляция дисциплинарным взысканием не является. В случае избрания начальником ИУ меры взыскания в виде водворения в ШИЗО время нахождения в этом помещении по постановлению дежурного помощника начальника ИУ или лица, его замещающего, засчитывается в общий срок содержания в ШИЗО.

Источник: https://bazanpa.ru/miniust-rossii-prikaz-n295-ot16122016-h2903219/pravila/24/

Шизо как мера воздействия для заключённых

Водворение в шизо

В исправительных учреждениях и в целом в исполнительной системе нашей страны существует множество различных мер воздействия и наказания для заключённых, которые допустили нарушение внутреннего режима содержания учреждения.

Одной из таких мер является водворение нарушителей в определённые камеры, именуемые штрафными изоляторами (здесь и далее ШИЗО), в которых режим и условия содержания отличаются повышенной строгостью и, по мнению особо рьяных правозащитников, граничат с пытками.

В настоящей статье и пойдёт речь о существующих основаниях законного помещения заключённых исправительных учреждений в штрафной изолятор, а также о том, какие установлены особенности содержания в них и каким законом эти процедуры регулируются.

Порядок функционирования ШИЗО.

Общие понятия

Итак, необходимо понимать, что в Российской Федерации существует множество различных исправительных учреждений, в которых предусмотрены различные условия и режим содержания, а значит и рассматриваемое помещение (ШИЗО) может отличаться в них друг от друг, даже несмотря на то, что законодательством предусмотрены определённые регламентированные условия, которым оно должно отвечать. Для начала следует привести положения статьи 118 Уголовно-исполнительного Кодекса РФ, в которой и приведены основные условия рассматриваемого вида временного содержания провинившихся заключённых. Часть 1 устанавливает, что лица, которые ранее были осуждены к реальному лишению свободы и впоследствии, помещённые в ШИЗО, лишаются права на:

  • личное свидание;
  • телефонные переговоры;
  • самостоятельное приобретение продуктов питания через соответствующие внутренние магазины ИУ;
  • получение бандеролей, посылок и передач.

Для построения более полной картины понимания того, с чем сталкиваются нарушители порядка, к вышеописанным запретам следует добавить и особенности в комплектации штрафного изолятора, из которых некоторые имеют нерегламентированный характер:

  • размер комнаты не превышает 9 квадратных метров;
  • минимальная освещённость за счёт наличия одного маленького окна, заколоченного решёткой;
  • ужесточённый режим сна и отдыха. В дневное время кровати (они же «нары или койки») складываются для невозможности их прямого назначения и поднимаются только на время ночного сна. Строго запрещено их использование в дневное время;
  • обычные стулья и табуреты упрощены и представляют собой небольшой «гриб» размером с детский стул;
  • относительно низкая температура, которая в среднем составляет менее 20 градусов;
  • упрощённый рацион;
  • наличие санитарного узла непосредственно в самом помещении.

Кроме вышеперечисленного, стоит отметить, пожалуй, ключевую особенность, это отсутствие строгой внутренней регламентации о количестве заключённых одновременно помещённых в ШИЗО. Это особенности является двоякой, так как с одной стороны отсутствует принцип применения одиночной камеры (т. е.

банально есть с кем поговорить), а с другой стороны, количество коек ограничено, что может привести к невозможности одновременного сна всех виновников. А это уже может создавать определённые личностные конфликты на основе физического превосходства одним над другим.

Но следует повториться, что подобные меры не афишируются и с точки зрения действующего законодательство попросту не существуют.

В рассматриваемой системе штрафной изолятор это самое жёсткая и действенная мера воздействия на нарушителей, так кроме редких часовых прогулок и дозволения приглашения священнослужителей, представляющих легитимные религиозные объединения.

Причины водворения

В соответствии с упомянутым ранее Уголовно-процессуальным Кодексом РФ предусмотрено несколько основных причин, которые являются основанием для водворения нарушителя в штрафной изолятор, к ним относится:

  • злостное (неоднократное) нарушение установленного режима содержания, проявляющееся в проявлении неуважения к сотрудникам учреждения, в неисполнении законных распоряжений, организации и в участии в драках, провоцирование скандалов и т. п.;
  • хранение веществ и предметов, включённых в реестр запрещённых.

Но необходимо здраво смотреть на реальное положение дел, так как, несмотря на существующие законодательные нормы и положения, «внутренняя кухня» каждого исправительного учреждения находится в ведении именно отдельно взятой администрации, и достаточно часто существующий порядок вещей может существенно отличаться от того, что указано в УИК РФ и многих других нормативно-правовых актах.

Поэтому в качестве возможных причин водворения в ШИЗО может выступать, по сути, любое неповиновение выдвинутым приказам, в том числе, носящих в некой степени незаконные характер.

Например, это может быть отказ от выполнения каких-либо работ вместо законного периода ночного сна или законные настойчивые требования заключённого на предоставление ему каких-либо предметов, не включённых в список запрещённых.

Сроки и иные особенности

В силу крайней сложности и тяжести предлагаемых условий законодателем предусмотрено ограничение на максимальный срок единовременного применения штрафного изолятора, который ограничивается 15-тью сутками (7-мь суток для несовершеннолетних).

Но в то же время законодатель не ограничил в количестве и в допустимых периодах заключения в ШИЗО.

Поэтому установленный срок в 15-ть суток является «условным», так как администрации учреждения достаточно на 15-ые сутки выпустить заключённого и через день повторно «закрыть» его в изоляторе по какой-либо надуманной причине.

Исходя из существующей практики, наиболее часто в ШИЗО попадают лица в возрасте от 18 до 25 лет, так как данная возрастная категория характеризуется особо острым максимализмом и нежеланием мириться с беззаконием и нарушением их прав.

Заключение

В заключении стоит отметить, что, принимая во внимание всю опасность содержания в штрафном изолятора, Уголовно-процессуальным Кодексом РФ предусмотрено исключение из существующих правил, которые относятся к недопустимости применению рассмотренной вида наказания к лицам, имеющим инвалидность 1 группы, а также беременные женщины и женщины с детьми до 3-х лет.

Источник: https://ugolovnyiexpert.ru/mesta/chto-takoe-shizo-kakoj-poryadok-vodvoreniya.html

КС: Помещаемые в ШИЗО осужденные не лишены права на получение квалифицированной юридической помощи

Водворение в шизо

Конституционный Суд РФ опубликовал Определение № 1313-О/2020, в котором отметил, что помещаемые в ШИЗО осужденные не лишены права на получение квалифицированной юридической помощи.

Заявитель оспаривал возможность произвольного помещения в ШИЗО

Осужденный к лишению свободы Аслан Черкесов оспорил конституционность п. «в» ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 117 и ч. 1 ст. 119 Уголовно-исполнительного кодекса РФ.

По мнению заявителя, эти нормы позволяют накладывать на осужденного последовательные, непрерывные дисциплинарные взыскания в виде водворения в штрафной изолятор на неограниченный срок более 15 суток, в том числе сразу после выхода из ШИЗО.

Аслан Черкесов настаивал на том, что оспариваемые положения не устанавливают порядок проведения заседания по привлечению осужденного к дисциплинарной ответственности, не содержат перечень доказательств, которыми подтверждается нарушение осужденным установленного порядка отбывания наказания, не закрепляют обязанность представления и использования в качестве доказательства видеозаписи рассматриваемого нарушения, а также не требуют обязательного уведомления адвоката и его участия в заседании дисциплинарной комиссии.

Кроме того, добавил заявитель, эти нормы позволяют без участия суда на основании решения начальника исправительного учреждения произвольно менять определенный судом режим отбывания наказания на не предусмотренный уголовным законом режим бессрочного отбывания наказания в условиях штрафного изолятора.

КС считает, что произвольное водворение в ШИЗО невозможно

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС заметил, что Конституция не обязывает законодателя закрепить в УИК судебный порядок применения мер взыскания к осужденному к лишению свободы.

Сославшись на свое Определение № 154-О/2015, Суд подчеркнул, что при установлении в УИК правила о том, что взыскание налагается постановлением начальника исправительного учреждения или лица, его замещающего, федеральный законодатель не вышел за пределы своих полномочий.

По мнению КС, указание в п. «в» ч. 1 ст. 115 УИК на то, что максимальный срок содержания в ШИЗО за одно нарушение составляет 15 суток, – одна из гарантий прав осужденного.

«Неоднократное же применение данной меры – за каждое отдельное нарушение, совершенное осужденным, – обусловлено его собственным поведением.

Такое регулирование направлено на достижение целей исправления осужденных и предупреждения совершения ими новых нарушений установленного порядка отбывания наказания и иных правонарушений», – отмечается в определении.

При этом Конституционный Суд указал и на иные положения, защищающие осужденного от необоснованного водворения в штрафной изолятор. Так, в ч. 1 ст. 117 УИК перечислены обстоятельства, которые необходимо учитывать при применении мер взыскания. Согласно же ч. 1 и 2 и ст. 20 УИК решение о наложении взыскания может быть обжаловано в суд (Определение КС РФ № 564-О/2019).

Относительно судебной проверки законности наложенного на осужденного взыскания КС отметил, что эти вопросы регулируются Кодексом административного судопроизводства, а не оспариваемыми положениями, как полагает заявитель. Кроме того, положения ст. 117 УИК не ограничивают право осужденного на получение квалифицированной юридической помощи, со ссылкой на свое Определение № 1566-О/2014 подчеркнул Суд.

«Таким образом, оспариваемые нормы не предполагают произвольного и не контролируемого судом применения взыскания в виде водворения в штрафной изолятор, а потому не могут расцениваться как нарушающие права заявителя», – заключил КС.

Адвокаты по-разному отнеслись к выводам Суда

Интересы заявителя представлял адвокат Красноярской краевой коллегии адвокатов «Паритет» Владимир Тирских, однако связаться с ним «АГ» не удалось.

Адвокат Первой Красноярской краевой коллегии адвокатов Владимир Васин полагает, что заявитель поставил перед Конституционным Судом важнейшие вопросы, которые до сих пор не решены в правоприменительной практике.

«Сегодня начальник учреждения для осужденного – это царь и бог в одном лице.

Ведь только от него зависит, не получит ли исключительно положительно характеризующийся осужденный первое в жизни взыскание, например за три дня до рассмотрения судом его ходатайства об УДО или переводе в колонию-поселение, – отметил эксперт.

– Мои коллеги не дадут соврать, что опытный начальник учреждения на подконтрольной ему особо закрытой режимной территории – колонии, тюрьме, СИЗО – всегда может “оформить” любому осужденному дело о дисциплинарном проступке».

По словам Владимира Васина, законодательство не устанавливает ни четкую процедуру проведения заседания по привлечению осужденного к дисциплинарной ответственности, ни исчерпывающий перечень доказательств, которыми необходимо подтверждать нарушение осужденным установленного порядка отбывания наказания, ни обязанность представления учреждением в суд и использования в качестве доказательства видеозаписи дисциплинарного нарушения.

Отдельного внимания заслуживает вопрос о праве осужденного на защиту при оформлении дисциплинарного нарушения, поскольку обязательное уведомление адвоката и его участие в заседании дисциплинарной комиссии не предусмотрено, добавил эксперт.

«Хотя КС говорит, что право осужденного на получение квалифицированной юридической помощи не ограничено, фактически этого права у осужденного нет.

За 15 лет активной адвокатской деятельности, в том числе и по этой категории дел, я ни разу не видел, чтобы начальник учреждения перед тем, как наложить дисциплинарное взыскание, предоставил бы осужденному разумный срок для подготовки к рассмотрению дела о проступке, а тем более – обеспечил бы участие адвоката», – сказал Владимир Васин.

Так не принято, и суды общей юрисдикции практически не реагируют на многочисленные заявления осужденных о нарушении их права на защиту при рассмотрении дела начальником учреждения, добавил он.

«Все вышеуказанное позволяет сотрудникам ФСИН произвольно, фактически в закрытой процедуре с использованием шаблонного обвинительного стандарта доказывания вины когда угодно привлечь любого осужденного к дисциплинарной ответственности. А при дальнейшем обжаловании суды общей юрисдикции, как правило, не находят оснований не доверять администрации учреждения и ее сотрудникам», – заключил Владимир Васин.

Партнер АБ «Фортис» Дмитрий Павлов согласился с КС в том, что возможность неоднократного водворения в ШИЗО обусловлена поведением осужденного и влиянием примененного ранее взыскания на его исправление. «Хотя и здесь, несомненно, могут быть злоупотребления со стороны должностных лиц, налагающих такое взыскание», – заметил эксперт.

В то же время, добавил он, Суд неверно понял заявителя: Аслан Черкесов говорил о неполном регулировании процедуры наложения взыскания, а КС сослался на нормы КАС РФ, которые касаются лишь обжалования решения о наложении взыскания.

«В оспариваемых нормах УИК, действительно, досконально не прописаны процессуальные аспекты наложения взыскания и сбора материала, обосновывающего принятие меры в виде водворения в штрафной изолятор, а также возможности привлечения защитника.

Это упущение законодателя», – подчеркнул Дмитрий Павлов.

Управляющий партнер КА «Жуков и Партнеры» Андрей Жуков, напротив, считает, что Конституционный Суд сделал верные выводы.

«Отсутствие в УИК положений, о которых в своей жалобе говорит заявитель, не означает, что нормы этого Кодекса не конституционны.

Фактически заявитель оспаривает не положения УИК РФ, а незаконные, по его мнению, действия сотрудников исправительного учреждения», – отметил адвокат.

Кроме того, добавил он, осужденный не ограничен в праве обжаловать приятое руководством исправительного учреждения решение и при этом воспользоваться помощью адвоката.

«На мой взгляд, осужденный и его защитник могут вполне успешно обращаться в вышестоящие органы ФСИН России, прокуратуру и в суд в порядке, установленном Кодексом административного судопроизводства.

В случае грубых злоупотреблений со стороны работников исправительного учреждения наличие дополнительных процедур, о которых говорил заявитель, вряд ли поможет изменить ситуацию. Скорее, оно позволит работниками исправительного учреждения составлять документы так, как им необходимо», – считает эксперт.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-pomeshchaemye-v-shizo-osuzhdennye-ne-lisheny-prava-na-poluchenie-kvalifitsirovannoy-yuridicheskoy/

Уголовно-исполнительное право в вопросах и ответах

Водворение в шизо

Основанием применения мер взыскания является нарушение установленного порядка отбывания наказания (ст. 115, 136 УИК РФ). Меры взыскания также могут быть классифицированы по степени универсальности.

Меры взыскания, применяемые ко всем осужденным:

  1. выговор (устно или письменно);
  2. дисциплинарный штраф в размере до двухсот рублей. Это взыскание налагается только за злостные нарушения, указанные в ч. 1 ст. 116 УИК РФ.

Меры взыскания, применяемые в исправительных учреждениях разных видов:

  1. в колониях-поселениях — отмена права проживания вне общежития; запрещение выхода за пределы общежития в свободное от работы время на срок до 30 дней;
  2. в воспитательных колониях — лишение права просмотра кинофильмов в течение месяца; водворение в дисциплинарный изолятор (ДИЗО) на срок до семи суток с выводом на учебу;
  3. в исправительных колониях и тюрьмах — водворение в штрафной изолятор (ШИЗО) на срок до 15 суток;
  4. в колониях особого режима — перевод злостных нарушителей в одиночные камеры на срок до шести месяцев;
  5. в исправительных колониях общего и строгого режимов — перевод злостных нарушителей в помещения камерного типа (ПКТ) и перевод в единые помещения камерного типа (ЕПКТ).

До наложения взыскания у осужденного берется письменное объяснение. Осужденным, не имеющим возможности дать письменное объяснение, оказывается содействие администрацией. В случае отказа осужденного от дачи объяснения составляется соответствующий акт.

Взыскание налагается не позднее 10 суток со дня обнаружения правонарушения, а если в связи с нарушением проводилась проверка — со дня ее окончания, но не позднее трех месяцев со дня нарушения. Взыскание исполняется немедленно, а в исключительных случаях — не позднее 30 дней со дня его наложения.

Запрещается за одно нарушение налагать несколько взысканий.

Письменное взыскание налагается постановлением начальника исправительного учреждения или лица, его заменяющего.

Перевод осужденных в ПКТ, ЕПКТ и одиночные камеры, а также водворение в штрафные и дисциплинарные изоляторы производится с указанием срока содержания в них.

К лицам, отбывающим взыскание в виде перевода в помещения (единые помещения) камерного типа, могут применяться все меры взыскания, кроме данных.

Правом применения мер взыскания в полном объеме пользуется: только начальник исправительного учреждения (лицо, его заменяющее).

В экстренных случаях при отсутствии начальника исправительного учреждения, когда иными мерами пресечь совершаемое преступление или злостное нарушение режима невозможно, осужденные могут быть помещены в штрафные изоляторы или одиночные камеры по постановлению оперативного дежурного до прихода начальника исправительного учреждения, но не более чем на 24 ч. Такая изоляция дисциплинарным взысканием не является.

Каковы основания и порядок признания осужденного злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания?

В УИК РФ все нарушения установленного порядка отбывания наказания разделяются на просто нарушения и злостные нарушения. Перечень злостных нарушений режима дан в ч. 1 ст. 116 УИК РФ.

Злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания являются: употребление спиртных напитков либо наркотических средств или психотропных веществ; мелкое хулиганство; угроза, неповиновение представителям администрации исправительного учреждения или их оскорбление при отсутствии признаков преступления; изготовление, хранение или передача запрещенных предметов; уклонение от исполнения принудительных мер медицинского характера или обязательного лечения, назначенного судом или решением медицинской комиссии; организация забастовок или иных групповых неповиновений, а равно активное участие в них; мужеложство, лесбиянство; организация группировок осужденных, направленных на совершение указанных в настоящей статье правонарушений, а равно активное участие в них; отказ от работы или прекращение работы без уважительных причин.

Злостным также может быть признано совершение в течение года любого повторного нарушения, если за каждое из них осужденный подвергался взысканию в виде водворения в штрафной или дисциплинарный изолятор.

Осужденный признается злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания, если: а) он совершил злостное нарушение, указанное в ч. 1 ст.

116 УИК РФ, либо совершил два любых других нарушения в течение года, за которые он водворялся в штрафной или дисциплинарный изолятор; б) ему за совершенное в данный момент нарушение было назначено взыскание в виде водворения в штрафной или дисциплинарный изолятор, перевода в одиночные камеры или помещения (единые помещения) камерного типа.

Осужденный признается злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания постановлением начальника исправительного учреждения по представлению администрации (совета воспитателей отряда) одновременно с наложением взыскания.

Источник: https://isfic.info/samet/funt51.htm

Шизо – штрафной изолятор в колонии: условия содержания, сроки наказания

Водворение в шизо

ШИЗО – что это такое и как содержатся арестанты? Давайте в начале расшифруем аббревиатуру. Камера ШИЗО – это особое тюремное отделение – штрафной изолятор в колонии.

Как правило, туда помещаются заключенные, нарушившие режим содержания, которых требуется ограничение в правах и возможностях.

Подобное перемещение арестанта более известно, как «выдворить в кандей».

Попав в штрафной изолятор в тюрьме, заключенный теряет право на свидания с родственниками и друзьями, получать и отправлять письма, посылки, иметь личные вещи в «карцере». Единственное, что разрешено иметь и вносить в штрафной изолятор – предметы личной гигиены.

Что такое ШИЗО в тюрьме?

Еще раз повторим, что такое ШИЗО на зоне.

Это специальное место наказание за нарушение заключенным режима содержания, норм поведения и другие проступки.

По словам людей, побывавших в ШИЗО в тюрьме, это самое жестокое наказание за проступки в тюрьме. Между собой они называют ШИЗО «Карцером».

Основное отличие ШИЗО от одиночной камеры в том, что в штрафном изоляторе запрещены любые свидания, связь с внешним миром и получение посылок. Кроме того, известны случаи, когда питание в тюрьмах значительно лучше, чем у заключенных, находящихся в ШИЗО.

Кроме того, изолятор в тюрьме имеет следующие ограничения:

  • Арестантам, находящимся на обучении в школе или ВУЗе, запрещено покидать камеру ради обучения, однако они вправе просить учебники и конспекты, чтобы изучать материал самостоятельно.
  • В ШИЗО запрещено получать письма, посылки и передавать устные сообщения, если у арестанта будет найден телефон, то охрана имеют право отобрать его.
  • Люди, заключенные под стражу в кандее, лишаются право регистрировать законные браки, заказывать еду и тратить на нее деньги.

Основные условия содержания в ШИЗО отмечаются большой жестокостью, влияющие в первую очередь на психологическое состояние заключенного.  На этом мы закончили разбор вопроса, что такое ШИЗО в тюрьмах, а теперь давайте поговорим о том, за что заключенных отправляют в штрафной изолятор.

Порядок водворения в штрафной изолятор

Давайте разберем все проступки и нарушения, за которые заключенного могут отправить в штрафной изолятор.

Основная причина отправки в ШИЗО – неоднократное нарушение режима содержания в тюрьме, за которое надзиратели могут применить крайние меры наказания по отношению к заключенным. Однако для применения требуется согласие администрации тюрьмы.

За что можно попасть в ШИЗО:

  • За хранение запрещенных предметов, найденных во время обыска камеры;
  • За постоянные драки, скандалы и т.д.

Однако в ШИЗО не могут попасть следующие лица, согласно статье 117 Уголовно-исполнительный Кодекс:

  1. Беременные женщины;
  2. Инвалиды 1 группы;
  3. Женщины, воспитывающие детей до трех лет.

Несмотря на всю жестокость пребывания в ШИЗО, арестанты, находящиеся в изоляторе, имеют право на часовую прогулку ежедневной, разговоры со священником или духовным лицом их вероисповедания, а также право на гигиенические процедуры и хранение необходимых для этого средств.

Но несмотря на малые разрешения, по большей части жизнь в ШИЗО ужесточена по максимуму.

На какой срок помещают в ШИЗО?

Помещение проштрафившегося заключенного в штрафной изолятор строго ограничено по времени – по закону срок пребывания в ШИЗО не должен превышать пятнадцати суток.

Однако в российских реалиях нередко заключенные могут пребывать в изоляторе более установленных законом пятнадцати суток. Происходит это по следующему принципу:

  • Провинившегося заключенного помещают в ШИЗО на 15 суток по требованию администрации;
  • По отбытии наказания, арестанта отправляют в общую камеру;
  • Но через короткий период времени, против него выдвигают надуманные обвинения, и администрация требует возвращения его в ШИЗО.

Поэтому несмотря на законные ограничения по выдворению людей в карцер, по желанию администрации тюрьмы арестант может находится в изоляторе как угодно долго.

Как выглядит штрафной изолятор?

Штрафной изолятор в тюрьме (ШИЗО) представляет собой необъяснимо маленькое помещение, как правило, не превышающее 9 квадратных метров. Небольшой окно, находящееся в ШИЗО, обычно завешивают куском железа и дерева.

К обеим стенам карцера приделаны откидные нары.

Поскольку в карцере может находится одновременно до девяти человек, то спать на них приходится по очереди, пока остальные пребывают в тесноте и вынуждены сидеть на полу.

Днем выспаться также не получается, поскольку тюремные работники считают своим долгом «портить» жизнь заключенным и мешать им спать.

Если в карцере находится только один заключенный, то на день нары должны быть сложены, поэтому ему придется весь день провести на ногах или на полу.

Кроме того, по рассказам бывших заключенных, обстановка в ШИЗО носит довольно спартанские условия, а внутри постоянная холодная температура и сырость.

Некоторые заключенные цинично шутят, что карцер – это тюрьма в тюрьме.

Итак, мы выяснили, что такое ШИЗО и рассмотрели условия пребывания и причины, по которым туда помещаются заключенные. Штрафной изолятор – самое тяжелое место отбытия наказания с самыми ужесточенными условиями.

Обращаем ваше внимание на то, что законодательство России постоянно изменяется и написанная нами информация может устаревать. Для того чтобы решить возникший у вас вопрос по Уголовному праву, мы советуем вам обратиться за консультацией юриста в поддержку сайта.

Источник: http://ruadvocate.ru/tyurmy/shtrafnoj-izolyator-v-kolonii/

Заключенных спасут от шизофрении

Конституционный суд РФ на днях рассмотрит жалобу заключенного, который провел в ШИЗО 202 дня.

Каждый раз ему продлевали срок нахождения в штрафном изоляторе только потому, что спал по утрам на полу камеры (по распорядку должен быть на ногах с 5.00).

Сергей Васин в действительности не спал, а лежал, потому как стоять просто не мог — из-за тяжелого поражения суставов и костей…

Кадры видео, сделанного в ШИЗО колонии: заключенный Руслан Латыпов рассказывает, как потихоньку сходит здесь с ума.

В распоряжении «МК» оказались документы и видео, подтверждающие, что в ШИЗО люди проводят месяцы и годы, потихоньку превращаясь в инвалидов.

Все эти доказательства мы передали в Госдуму.

И они лягут в основу проекта новых правил распорядка в СИЗО и колониях, который представят на заседании рабочей группы по защите прав заключенных при ГД 31 октября.

35-летний житель Орловской области Сергей Васин был осужден за ДТП, в котором погибла женщина, на 4 года и 2 месяца.

Отбывать наказание его отправили в колонию для бывших сотрудников правоохранительных органов в поселке Скопин Рязанской области.

К «органам» Сергей имел в свое время самое непосредственное отношение — был участковым, затем следователем, но потом занялся адвокатской деятельностью. До начала 2012 года Васин был в колонии на хорошем счету и даже имел 8 поощрений.

— А потом был конфликт с администрацией, — рассказывает мама Татьяна Михайловна. — Его застали за составлением жалоб для других осужденных.

Он ведь хорошо законы знает, вот заключенные просили помочь им, а он не отказывал.

И тогда его в первый раз отправили в карцер якобы за распитие спиртных напитков.

Пил или не пил — сейчас уже не докажешь, но после этого случая из ШИЗО Васин не вылезал. У меня на руках официальный документ ФСИН — график наложенных взысканий на осужденного.

Из бумаг следует, что как только заканчивались 15 суток (максимальный срок пребывания в штрафном изоляторе), Сергей получал следующие 15 за новое нарушение. И так до бесконечности. Цитирую: «20.01.2012 в 8.00 спал на полу в камере ШИЗО», «6.02.

2012 в 6.00 спал на полу в камере ШИЗО…» Если даже не «спал на полу», то ему вменялось, что «на утренней поверке не держал руки за спиной». Постановления о водворении в ШИЗО через суд несколько раз признавались незаконными (в том числе самое первое).

Но толку-то? А самое грустное, что в штрафном изоляторе в отличие от отряда особые условия содержания.

Человек все время пребывает в замкнутом пространстве крошечной камеры, где нельзя прилечь-присесть даже на минуту. Железная кровать с 5.00 и до 22.

00 «пристегивается» к стене, то есть весь день заключенный просто стоит! А у Васина больные ноги. Неизвестно, сколько бы еще времени он провел в ШИЗО, если бы не попал в больницу.

Если тюремные медики проблем со здоровьем у него не видели, то гражданские поставили диагноз «асептический некроз головки левой бедренной кости, деформирующий коксартроз, артроз левого коленного сустава, суставная мышь». Если бы не двухсотдневное пребывание в ШИЗО, возможно, он не стал бы калекой.

В своей жалобе в КС Сергей просит признать неконституционной статью Уголовно-исполнительного кодекса, которая позволяет водворять в штрафной изолятор за малейшие нарушения. Васин ссылается на то, что Европейский суд по правам человека еще в 2007 году приравнивал содержание в ШИЗО к пыткам.

То, что это действительно пытка, понимаешь, когда смотришь видео, которое попало к нам в руки (сняли правозащитники после посещения печально известной Копейской колонии №6).

На одном из них осужденный Руслан Латыпов рассказывает о своем житье-бытье в ШИЗО, в холоде, без солнца и свежего воздуха. Он здесь ровно 23 месяца.

Постановления о водворении в ШИЗО выносились каждые 15 дней по более чем формальным основаниям, среди которых «не поздоровался», «расстегнутая пуговица» и т.п.

Другой осужденный, Владимир Фарги, рассказывает, как в ШИЗО его избивали и унижали, как насильно проводили досмотр внутренних полостей организма… Людям со слабыми нервами это смотреть нельзя.

— В российских тюрьмах и колониях до сих пор действуют устаревшие нормы УИКа — Уголовно-исполнительного кодекса, наделяющего начальников колоний беспрецедентным правом внесудебного ухудшения положения осужденных, — говорит руководитель рабочей группы по защите прав граждан в местах принудительного содержания при Государственной думе РФ Владимир Осечкин.

— Именно по постановлению начальника колонии заключенного могут водворить в ШИЗО (штрафной изолятор) на 15 суток. Причем большинство начальников искренне верят, что у них есть право бесконечно продлевать срок пребывания там заключенного.

Именно поэтому и сотрудники, и арестанты называют руководителя учреждения ФСИН «хозяином», фактически хозяином судьбы и жизни. Все эти адовы придумки родом из ГУЛАГа НКВД, когда в задачи тюремной системы входило фактически истребление собственного населения.

Мы передали все материалы в Госдуму. И 31-го числа на заседании рабочей группы по защите прав заключенных будет представлен проект новых правил внутреннего распорядка и изменения в УИК.

Они запретят начальникам тюрем месяцами держать заключенных в ШИЗО. Срок беспрерывного содержания в карцере предлагается четко обозначить — не более 60 суток в год.

При этом больше чем на трое суток в ШИЗО смогут помещать только по постановлению суда.

А главное, водворить туда можно будет лишь за реальные угрозы в адрес надзирателей и других заключенных, нападения, распространение наркотиков. И значит, больные арестанты хотя бы смогут лежать на полу, когда захотят…

Источник: http://www.mk.ru/social/article/2013/10/20/933324-zaklyuchennyih-spasut-ot-shizofrenii.html

Источник: https://ugvrf.ru/shizo-v-tyurme-shtrafnoj-izolyator-chto-eto-takoe-i-na-kakoj-srok-vozmozhno-vodvorenie.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.