Воровские понятия и законы на воле

Что значит жить по понятиям в 2020 году? воровские и людские понятия – Статья УК РФ

Воровские понятия и законы на воле

15.11.2019

Преступный мир живет по собственным законам. Всем известно такое понятие, как «воры в законе», но что это может значить? Почему в законе оказались те, кто его нарушают?

Дело в том, что в уголовном мире существует собственная структурная иерархия. Воры живут по своим правилам. Это так называемый воровской закон, который обязан соблюдать каждый уважающий себя преступник. При этом прямых главарей у воров нет. Эти люди считают себя свободными. Они не подчиняются приказам, но четко соблюдают воровской закон. Это их кодекс жизни.

Первое появление

Исследователи считают, что воровской мир сформировался в начале тридцатых годов двадцатого века. Каждый пункт его закона пропитан «идейностью» уголовного сообщества. Воры в законе стали «генералами» преступного мира.

Некоторые считают, что это явление стало противовесом официальной власти, которая была в то время в лагерях и тюрьмах. Согласно иным источникам, власть сама искала способы контроля заключенных, особенно политических преступников.

Тем не менее, какой бы ни была истинная причина их появления, воры в законе были королями преступного мира СССР. И их наличие было выгодно всем.

Мишка Япончик

Самым первым из воров в законе был «благородный» бандит по имени Мишка Япончик. Он прошел Гражданскую войну, стал ее героем. Был он и советским полководцем. По политической статье его отправили на каторгу в 1908 году. Вышел он оттуда только в 1917 году благодаря амнистии Керенского. Вернулся Япончик со званием «воровской Иван».

Новое звание и почти десятилетний опыт на каторге позволили Япончику реализовать свои амбиции. Он создал первый воровской стрелковый полк из каторжников и головорезов. Вместе с ними он успел повоевать в дивизии Якира за Советскую власть.

После окончания Гражданской войны «красный» командир по имени Моисей Винницкий со своим специфичным законом оказался ненужным. Япончика расстреляли.

Тем не менее определенные люди запомнили его и спустя полтора десятка лет создали собственный воровской закон.

Основные понятия законов

Всего существует семь основных понятий, которых придерживается каждый уважающий себя вор.

  1. На первом месте всегда должна быть именно воровская идея. Преданность своему ремеслу у настоящего вора является непоколебимой.
  2. Связываться с правоохранительными органами нельзя ни в коем случае. Ни сотрудничать, ни помогать следствию – ничего. А если поймают с поличным, вор ни за что не выдаст ни имен, ни местоположения своих напарников.
  3. Быть честным с другими авторитетами (или ворами в законе). Один преступник по отношению к другому всегда максимально честен. Врать, уклоняться от правды у них не принято.
  4. Зато принято привлекать в преступное сообщество новых членов, предпочтительно молодых людей. Чем больше таковых вступит на дорожку преступности, тем лучше.
  5. Политическая деятельность для уважающего себя вора недопустима. Такие люди не занимаются государственными делами.
  6. Следить, чтобы в ИУ (исправительных учреждениях) и СИЗО (следственном изоляторе) был порядок, а реальная власть там была у воров.
  7. Уметь играть в карты. При этом также существует правило о святости карточного долга.

Дополнительные законы

Главных законов семь, но производных от них много. Воры не должны сотрудничать со структурами любой власти. Уважающий себя вор не будет давать показаний ни следственным, ни судебным органам. Такие люди также не будут давать чистосердечных показаний, не признаются в совершенном преступлении.

У вора нет собственности, как нет и своих сбережений, только воровской общак. Такие люди не заводят семью.

Вор, живущий по понятиям, периодически садится в тюрьму. И он не должен браться за оружие. Эти люди не работают – у них это не принято. Все, что им нужно, они крадут.

Воры в законе, находясь в местах лишения свободы, поддерживают в своих зонах порядок, следят за мирным урегулированием споров, разбирают возникающие конфликты, не допускают поножовщины и беспредела.

Такие люди очень чтут родителей, особенно матерей. Они не вступают ни в какие объединения и партии.

Как правило, воры, живущие по понятиям, не имеют не только собственного жилья, но и прописки. Они не регистрируются в государственных органах.

Воры в законе снабжают ШИЗО и ПКТ, которые находятся рядом. Они собирают с осужденных дань. Для таких людей важно разбираться в таком понятии, как воровской закон, и учить молодежь «правильной» жизни.

Мухлевать во время карточных игр среди своих нельзя. Воры всегда честны друг с другом, даже в вопросе карт. Воровской жаргон — это то, что требуется знать. И каждый такой преступник имеет собственного помощника. Его называют «шестеркой».

Воровской и тюремный законы

Законы воровского мира – это свод неписаных правил, норм поведения и уклад жизни, которые должны соблюдать все уважающие себя люди этой «профессии». Многие пункты этого закона распространяются и на других преступников, на все криминальное сообщество. Именно эта часть воровского закона и называется тюремной.

Она представляет собой свод правил, традиций и запретов, которые обязательны для всех осужденных лиц, вне зависимости от их «табели о рангах». Этот закон регулирует общение осужденных, их отношение друг к другу. Также по этим правилам разрешаются возникающие конфликты.

Тюремный закон

Согласно тюремному закону, каждый осужденный выделяет свою долю в общак. В тюрьмах к ворам в законе относятся уважительно. Они фактически управляют преступным сообществом, которое им подчиняется.

В тюрьмах принято почитать старших, особенно родителей. Поддерживают они и семейных людей.

Воровские понятия и законы в местах лишения свободы запрещают стукачество, нецензурную ругань, оскорбления и бездоказательные обвинения. Осужденные не имеют права отбирать у других преступников какие-то вещи, не должны воровать и «крысятничать».

Осужденные, согласно тюремному закону, не должны стать «красными», то есть вступить в какие-то секции.

Таков основной перечень правил. Он включает еще множество ритуалов, используемых в определенных ситуациях.

Несмотря на то что многие пункты этих правил совпадают, есть определенные моменты, которые предназначены не для обычных заключенных. Тюремный закон следует соблюдать всем осужденным для того, чтобы во время отбывания срока их жизнь не превратилась в сущий кошмар. Воровские понятия и законы соблюдают все те, кто мечтает получить статус «коронованного».

Авторитеты

Пусть у воров и нет главаря, но есть преступные авторитеты. С такими людьми считаются даже начальники тюрем, понимая, у кого именно находится фактическая власть над заключенными. Сидя в камере, авторитет влияет на осужденных, поддерживает в тюрьме относительный порядок. Действует он исключительно по понятиям воровских правил и следит за неукоснительным их соблюдением.

Авторитеты могут наказать тех осужденных, которые не подчиняются основным правилам. Они часто применяют силовые методы устрашения, подсылая определенных людей. Иногда неугодных могут и убить. Как правило, преступление в тюрьме совершается подставными лицами, а сами авторитеты остаются с «чистыми» руками.

У авторитетов есть возможность контролирования промышленной зоны своего исправительного учреждения. Они же налаживают связи с волей. Под неусыпным взором авторитетов на зону попадают и продукты питания, и спиртные напитки, а также сигареты, деньги, наркотики и тому подобное.

Все законы в местах лишения свободы поддерживаются определенными «блатными санкциями». Все зоны находятся под фактическим контролем авторитетов. Но никто и никогда не признается в том, что в зоне есть организованное преступное сообщество.

Санкции для воров в законе

Есть у этого типа людей и собственные меры наказания.

По понятиям, вор в законе, который безосновательно кого-то оскорбляет, может получить публичную пощечину. Оскорбление считается мелкой провинностью. Осуществить наказание позволительно только человеку того же «звания», то есть вору в законе.

Бывают случаи, когда такому человеку дают по ушам. Это наказание серьезнее. Оно означает, что человек оказывается в низшей категории своей иерархии. Он становится так называемым мужиком.

Самая серьезная мера наказания – смерть.

Если вор в законе проигнорировал основные правила кодекса, то он не сможет рассчитывать на снисхождение. Его будут преследовать, повсюду искать. Его ждет смерть.

Приговор выносится на воровской сходке. О решении становится известно всем арестантам. Каждый уважающий себя преступник должен привести приговор в исполнение, если встретит осужденного.

Санкции для преступников

Если осужденный, не являющийся вором в законе, нарушил основные правила, то в этом случае видов наказания больше, в зависимости от тяжести провинности:

  • Его могут избить.
  • Над ним могут надругаться. Таким образом, человек оказывается на низшей ступени иерархии.
  • Ему также могут дать по ушам, лишив статуса блатного и переведя в категорию мужика.
  • Такого человека могут изгнать из «семьи», то есть из данной микрогруппы.
  • Человеку, без оснований избившему другого, могут сломать руку или ногу.
  • Его объявляют фуфлыжником. Если рассматривать воровской жаргон, то это человек, проигравший в карты и вовремя не отдавший долг.
  • За грубейшие преступления заключенные караются смертью (если преступник «обчистил» воровской общак, являлся агентом правоохранительных органов и так далее). Данный приговор выносится либо вором в законе, либо местными авторитетами.

В заключение

Жизнь многогранна. Простые люди в основном придерживаются официальных законов, работают и вполне довольны жизнью. Но некоторые вступают на кривую дорожку преступности в поисках легких способов заработка. Так они оказываются в преступном сообществе, где действуют совершенно иные законы. Каким идти путем – каждый решает сам.

Вор в законе – это не простой преступник. В структурной иерархии уголовного мира это звание почитаемо. Такой человек свято чтит особые законы, следит за порядком и в какой-то мере обеспечивает спокойствие в местах лишения свободы.

Источник:

За что могут «спросить» в воровском мире

Спрос — процедура принятия того или иного решения на «сходняке» (т.е. на собрании преступников) по отношению к провинившемуся.

Он может быть направлен как в адрес «гада» (тот кто осознанно идет против воровского закона), которого, как правило «валит» «торпеда» (тюремный палач), так и в адрес простого обидчика, равного или неравного по «масти» (определенная каста в преступном мире).

Если дело касается вора в законе, то сходняк состоит воров в законе. Если дело не касается вора, то достаточно присутствие положенца или очень авторитетного сидельца.

Как правило спрос бывает разным, как и приговор сходяка по нему. Последний пункт называется «получить».

По воровскому закону, получить с человека совершившего тот или иной поступок можно только после вынесения постановления сходняка.

Спрос за крысятничество

Крысой в преступном мире называют арестанта, взявшего чужую вещь без разрешения. Как правило, чаще речь идет о продуктах, чае, сигаретах, наркотиках и деньгах. Этот вид спроса бывает разный, в зависимости от того, что украдено. Если это общаковые деньги, то крысу ждет самый суровый приговор, который только существует в местах лишения свободы.

Если же это чужая пайка хлеба, то провинившегося, как правило, заставляют съесть огромное колличество пищи. Воровской закон суров к ворам в законе если дело касается денег.

Некогда известный дагестанский вор Магомедхан Алиев (Мага Букварь) был «остановлен» другим влиятельным дагестанцем — Аликом Асевовым (Махачкалинский) за то, что в общаке Алиева воры в законе не досчитались 200 советских рублей. Вор в законе Колыма дал в долг деньги из общака коммерсантам, которые обещали вернуть большие проценты. Коммерсанты прогорели.

Колыма отдал приказ убить обоих, так как они не выплатили обещанную сумму. Новоявленные коммерсанты обратились в милицию. Было доказано вымогательство, и вор в законе, отправился на зону.

По прибытию на зону, блатным уже пришла малява, подписанная, более чем 20 ворами в законе, о раскоронации Колымы, и 2 месячном сроке возврата денег в общак, которые он дал бизнесменам.

Но деньги бывший вор в законе вернуть не смог.

Раскоронованный вор в законе еще союзного значения Колыма погиб в производственном помещении колонии, когда 2-х тонный пресс расплющил все его тело, изуродовав до неузнаваемости.

Спрос за масть

Этот вид спроса за то, что назвался не тем, кто есть на самом деле.

Например, мужик по жизни (тот , кто в местах лишения свободы старается спокойно отбыть срок наказания, работая, живя по принципу «моя хата с краю»), назвался бродягой (профессиональный уголовник, соблюдающий воровские законы, отрицательно настроенный к органам правопорядка) или некрасовский мужик (категория арестантов, вечно живущих, как бы выгадать для себя что-нибудь и найти местечко потеплее) — мужиком по жизни. Самое суровое наказание ждало того, кто себе присваивал титул вора в законе. История преступного мира знает пример «самозванца» Леонида Свинухова (Ленчик Тряси-Башка). Этот человек не раз обьявлялся в колониях вором в законе. В 1992 году Свинухов «объявился» в одной из зон УЛИТУ Вятспецлеса, отбывавшие там «воры в законе» Вася Бузулуцкий, Дехан и Володя Рязанский избили его, вынудив впоследствии просить администрацию о переводе в другую колонию. Там он сидел тихо вплоть до освобождения, стараясь не привлекать внимания к своей персоне.

Источник: https://cpd-pskov.ru/kleveta/chto-znachit-zhit-po-ponyatiyam-v-2020-godu-vorovskie-i-lyudskie-ponyatiya.html

Как воровские понятия изменились за 50 лет

Воровские понятия и законы на воле

Понятие “воры в законе” появилось в 1930-х годах и означало неформальных руководителей преступного мира.

 Русская семеркаРусская семеркаОни были своеобразными третейскими судьями в криминальной среде и хранили воровскую кассу взаимопомощи – так называемый общак. В ту пору жёсткие воровские законы накладывали на воров-законников серьёзные ограничения.

Криминальные лидеры не должны были вступать в какие-либо отношения с государством и жениться, но при этом обязаны были иметь богатый лагерный опыт. Таких людей описывали Александр Солженицын и Варлам Шаламов.

Русская тюрьма жила и всё ещё живёт по их закону.

В тюрьме осуждению подвергается всё то, что неприемлемо на свободе среди обыкновенных граждан. Разница лишь в том, что на свободе недостойный поступок кому-то может сойти с рук, а в тюрьме он никогда не останется безнаказанным.

Тюремная жизнь сурова, но справедливости в ней больше: каждый получит то, что заслужил.

На протяжении всей истории советская власть боролась с воровской идеей и всячески преследовала её приверженцев. Воров в законе содержали отдельно, в спецзонах для особо опасных рецидивистов. Основную массу арестантов от их влияния всячески ограждали. Даже те, кто часто и много сидел, могли за всю жизнь не увидеть ни одного вора в законе.

[attention type=yellow]
В советское время воры в законе были сугубо тюремным явлением, и вся их жизнь протекала за решёткой. Строго говоря, они жили в тюрьме, там был их дом. До середины 1980-х годов отсидеть подряд 30 и более лет считалось для них обычным делом.
[/attention]

Пример тому – Владимир Бабушкин (Вася Бриллиант), Василий Бузулуцкий, Александр Кочев (Васька Корж), Анатолий Донцов (Донец), Виктор Сидоренко (Кукла), Зураб Цинцадзе (Зури) и другие. Пребывание вора в законе на воле практически было лишено для него смысла и даже расценивалось как серьёзный проступок, отклонение от норм поведения.

Не имея ни семьи, ни дома, вор в законе на свободе был обречён вести кочевой образ жизни, скитаться, бродяжничать. Если же он подолгу задерживался на одном месте, его могли заподозрить в связях с милицией.

https://www.youtube.com/watch?v=Fd37_IgO7bY

В преступном мире власть воров в законе не ограничивалась ничем, однако уклад их собственной жизни был полон запретов. Все самые строгие правила поведения воров базировались на одном главном принципе – никакого сотрудничества с властью как на свободе, так и в заключении.

А поскольку в СССР всё принадлежало государству, вор не имел права работать, служить, состоять в общественных организациях, даже читать газеты или болеть за национальную сборную.

Исходя из той же логики, вор не мог иметь ничего легального и личного: семьи, собственности, места жительства. Ему также надлежало не признавать свою вину, не давать показания и не выступать свидетелем в суде.

Перманентный протест против власти всегда был краеугольным камнем воровской идеологии. Авторитет у армии зэков завоёвывали только те, кто стоял в оппозиции государству.

Сами воры в законе себя так никогда не называли. Как говорил вор в законе всесоюзного значения Виктор Максимов (Малина): «Вор есть вор, а не в законе. Вор не может быть в законе, честный, правильный вор».

Все бесчисленные запреты и предписания урезали свободу вора в законе ради всего одной привилегии – решать человеческую судьбу. Главной его функцией было беспристрастно разрешать любые конфликты. Вердикты вор выносит самостоятельно и за правильность каждого несёт личную ответственность.

Никто не вправе указывать вору в законе, как поступить. Решение его не подлежит обсуждению, и его не может отменить никакой другой вор.

Чтобы заслужить право вершить суд над людьми, репутация вора, начиная с самого детства, не должна быть запятнана ни малейшим бесчестьем: ложью, подлостью, трусостью, предательством или неверностью данному слову. Правильный вор не пройдёт мимо чужой беды и беспредела, даже если это угрожает его жизни. Готовность принести себя в жертву ради торжества справедливости и блага других, окутала воров ореолом «мучеников».
В Грузии, начиная с 1950-х годов, воровская идея стала красивой сказкой для тех, кто не хотел работать. Исходя из этого, приоритетное значение получил общак.

Если в России общак был сугубо внутренним уголовным явлением, то в Грузии воры обложили данью всех, кто зарабатывал нечестно или утаивал доходы от государства. За то, что они брали мзду даже с рыночных торговцев, в России их презрительно прозвали лаврушниками.

Если в России вор мог разбирать только спорные вопросы преступников, не преследуя личного корыстного интереса, то в Грузии существенным источником дохода воров стал арбитраж среди дельцов подпольного рынка.

Чем больше крепла эта связь, тем более тонкой грань становилась между теми и другими.

Со временем воры перестали гнушаться коммерции, а коммерсанты, изрядно пополнявшие общак, были вправе теперь говорить, что делают для воровского мира гораздо больше, чем любой преступник.

После того как в Грузии, раньше, чем где бы то ни было, расцвела теневая экономика, доходы от неё широкой рекой потекли в местную воровскую казну. Грузинские воры перестали придавать значение тому, откуда к ним приходят деньги.

Соблюдение классических воровских законов в такой атмосфере становилось всё более обременительным. То, что в России считалось у воров неприемлемым, в Грузии превратилось в норму. Сначала вследствие поступления постоянного дохода отпала необходимость лично совершать преступления.

А вместе с ней исчезла и причина садиться в тюрьму. Воры поселились в своих домах, обзавелись семьями и богатством.

Вскоре воровская корона, гарантировавшая материальное благополучие, стала передаваться по наследству от отца к сыну, а иногда даже была предметом купли-продажи.
На смену одиночкам-бессребреникам пришли несудимые воры, повязанные родственными узами и совместным доходом.

Есть ряд примеров, когда честно отсидевшие в России грузины, вернувшись на родину, добровольно складывали с себя полномочия, не желая иметь с Ворами новой формации ничего общего.

Ситуация поменялась в начале 1970-х годов, когда до воров впервые снизошел КГБ. Сотрудники Комитета конфиденциально встречались с наиболее видными ворами того времени с целью их вербовки. Некоторые тайно соглашались сотрудничать с КГБ, продолжая именоваться ворами.

После того как продажные воры фактически попали под опеку власти, участь несговорчивых стариков была предрешена. В 1985 году на зоне был зверски убит лидер воровского мира Владимир Бабушкин. Перед смертью он сказал: «Братва должна понять, что нам грозит разложение. Нас хотят натравить друг на друга.

Наша позиция пришлась не по вкусу политическим».

В 1990-е годы воровская идея исчезла. Воры массово полезли в бизнес, стали враждовать со своими же собратьями и бандитскими группировками. Многие места заключения остались без помощи, общак собирался исключительно как средство для достижения материального благополучия.

Между ворами постоянно идёт борьба. А иногда – и война. Первая война велась в 1990-е между кланами Аслана Усояна (Дед Хасан) и Рудольфа Оганова (Рудик Бакинский). В результате сторонники последнего были уничтожены. Сейчас война идёт между «дедовскими» из клана Аслана Усояна и «синими» из клана Тариэла Ониани и Мераба Джангвеладзе. Как рассказывают бывшие криминальные лидеры, в первый клан входят воры с тёмным происхождением, которые занимаются личным обогащением и ни в грош не ставят воровские понятия. Именно в этом клане есть воры в законе, служившие в армии, состоявшие в политических партиях, не ходившие под суд, а также бывшие спортсмены и бизнесмены. Второй клан состоит их матёрых преступников, не раз сидевших, не наживших огромных состояний и придерживающихся старых воровских традиций.

Источник: https://news.rambler.ru/other/40868328-kak-vorovskie-ponyatiya-izmenilis-za-50-let/

Как за полвека изменились воровские понятия

Воровские понятия и законы на воле

Понятие «воры в законе» появилось в 1930-х годах и означало неформальных руководителей преступного мира.

Они были своеобразными третейскими судьями в криминальной среде и хранили воровскую кассу взаимопомощи — так называемый общак.

В ту пору жёсткие воровские законы накладывали на воров-законников серьёзные ограничения.

Криминальные лидеры не должны были вступать в какие-либо отношения с государством и жениться, но при этом обязаны были иметь богатый лагерный опыт. Таких людей описывали Александр Солженицын и Варлам Шаламов.

Русская тюрьма жила и всё ещё живёт по их справедливому закону. В тюрьме осуждению подвергается всё то, что неприемлемо на свободе среди обыкновенных граждан. Разница лишь в том, что на свободе недостойный поступок кому-то может сойти с рук, а в тюрьме он никогда не останется безнаказанным. Тюремная жизнь сурова, но справедливости в ней больше: каждый получит то, что заслужил.

На протяжении всей истории советская власть боролась с воровской идеей и всячески преследовала её приверженцев. Воров в законе содержали отдельно, в спецзонах для особо опасных рецидивистов. Основную массу арестантов от их влияния всячески ограждали. Даже те, кто часто и много сидел, могли за всю жизнь не увидеть ни одного вора в законе.

[attention type=yellow]
В советское время воры в законе были сугубо тюремным явлением, и вся их жизнь протекала за решёткой. Строго говоря, они жили в тюрьме, там был их дом. До середины 1980-х годов отсидеть подряд 30 и более лет считалось для них обычным делом.
[/attention]

Пример тому – Владимир Бабушкин (Вася Бриллиант), Василий Бузулуцкий, Александр Кочев (Васька Корж), Анатолий Донцов (Донец), Виктор Сидоренко (Кукла), Зураб Цинцадзе (Зури) и другие. Пребывание вора в законе на воле практически было лишено для него смысла и даже расценивалось как серьёзный проступок, отклонение от норм поведения.

Не имея ни семьи, ни дома, вор в законе на свободе был обречён вести кочевой образ жизни, скитаться, бродяжничать. Если же он подолгу задерживался на одном месте, его могли заподозрить в связях с милицией.

https://www.youtube.com/watch?v=Fd37_IgO7bY

В преступном мире власть воров в законе не ограничивалась ничем, однако уклад их собственной жизни был полон запретов. Все самые строгие правила поведения воров базировались на одном главном принципе – никакого сотрудничества с властью как на свободе, так и в заключении.

А поскольку в СССР всё принадлежало государству, вор не имел права работать, служить, состоять в общественных организациях, даже читать газеты или болеть за национальную сборную.

Исходя из той же логики, вор не мог иметь ничего легального и личного: семьи, собственности, места жительства. Ему также надлежало не признавать свою вину, не давать показания и не выступать свидетелем в суде.

Перманентный протест против власти всегда был краеугольным камнем воровской идеологии. Авторитет у армии зэков завоёвывали только те, кто стоял в оппозиции государству.

Сами воры в законе себя так никогда не называли. Как говорил вор в законе всесоюзного значения Виктор Максимов (Малина): «Вор есть вор, а не в законе. Вор не может быть в законе, честный, правильный вор».

Все бесчисленные запреты и предписания урезали свободу вора в законе ради всего одной привилегии — решать человеческую судьбу. Главной его функцией было беспристрастно разрешать любые конфликты.

Вердикты вор выносит самостоятельно и за правильность каждого несёт личную ответственность. Никто не вправе указывать вору в законе, как поступить.

Решение его не подлежит обсуждению, и его не может отменить никакой другой вор.

Чтобы заслужить право вершить суд над людьми, репутация вора, начиная с самого детства, не должна быть запятнана ни малейшим бесчестьем: ложью, подлостью, трусостью, предательством или неверностью данному слову. Правильный вор не пройдёт мимо чужой беды и беспредела, даже если это угрожает его жизни. Готовность принести себя в жертву ради торжества справедливости и блага других, окутала воров ореолом «мучеников».
В Грузии, начиная с 1950-х годов, воровская идея стала красивой сказкой для тех, кто не хотел работать. Исходя из этого, приоритетное значение получил общак.

Если в России общак был сугубо внутренним уголовным явлением, то в Грузии воры обложили данью всех, кто зарабатывал нечестно или утаивал доходы от государства. За то, что они брали мзду даже с рыночных торговцев, в России их презрительно прозвали лаврушниками.

Если в России вор мог разбирать только спорные вопросы преступников, не преследуя личного корыстного интереса, то в Грузии существенным источником дохода воров стал арбитраж среди дельцов подпольного рынка.

Чем больше крепла эта связь, тем более тонкой грань становилась между теми и другими.

Со временем воры перестали гнушаться коммерции, а коммерсанты, изрядно пополнявшие общак, были вправе теперь говорить, что делают для воровского мира гораздо больше, чем любой преступник.

После того как в Грузии, раньше, чем где бы то ни было, расцвела теневая экономика, доходы от неё широкой рекой потекли в местную воровскую казну. Грузинские воры перестали придавать значение тому, откуда к ним приходят деньги.

Соблюдение классических воровских законов в такой атмосфере становилось всё более обременительным. То, что в России считалось у воров неприемлемым, в Грузии превратилось в норму. Сначала вследствие поступления постоянного дохода отпала необходимость лично совершать преступления.

А вместе с ней исчезла и причина садиться в тюрьму. Воры поселились в своих домах, обзавелись семьями и богатством.

Вскоре воровская корона, гарантировавшая материальное благополучие, стала передаваться по наследству от отца к сыну, а иногда даже была предметом купли-продажи.
На смену одиночкам-бессребреникам пришли несудимые воры, повязанные родственными узами и совместным доходом.

Есть ряд примеров, когда честно отсидевшие в России грузины, вернувшись на родину, добровольно складывали с себя полномочия, не желая иметь с Ворами новой формации ничего общего.

Ещё одним атрибутом элитарности грузинских воров стал опий. В 1970-х годах готовые к употреблению ампулы с гидрохлоридом морфина в избытке появились в тюрьмах и зонах Грузии. Начиная с 1950-х годов, и до наших дней почти все грузинские воры страдают наркозависимостью. Мало кому из них на этом пути удалось не потерять себя.

Ситуация поменялась в начале 1970-х годов, когда до воров впервые снизошел КГБ. Сотрудники Комитета конфиденциально встречались с наиболее видными ворами того времени с целью их вербовки. Некоторые тайно соглашались сотрудничать с КГБ, продолжая именоваться ворами.

После того как продажные воры фактически попали под опеку власти, участь несговорчивых стариков была предрешена. В 1985 году на зоне был зверски убит лидер воровского мира Владимир Бабушкин. Перед смертью он сказал: «Братва должна понять, что нам грозит разложение. Нас хотят натравить друг на друга.

Наша позиция пришлась не по вкусу политическим».

В 1990-е годы воровская идея исчезла. Воры массово полезли в бизнес, стали враждовать со своими же собратьями и бандитскими группировками. Многие места заключения остались без помощи, общак собирался исключительно как средство для достижения материального благополучия.

Между ворами постоянно идёт борьба. А иногда — и война. Первая война велась в 1990-е между кланами Аслана Усояна (Дед Хасан) и Рудольфа Оганова (Рудик Бакинский). В результате сторонники последнего были уничтожены.

Сейчас война идёт между «дедовскими» из клана Аслана Усояна и «синими» из клана Тариэла Ониани и Мераба Джангвеладзе.

Как рассказывают бывшие криминальные лидеры, в первый клан входят воры с тёмным происхождением, которые занимаются личным обогащением и ни в грош не ставят воровские понятия.

Именно в этом клане есть воры в законе, служившие в армии, состоявшие в политических партиях, не ходившие под суд, а также бывшие спортсмены и бизнесмены. Второй клан состоит их матёрых преступников, не раз сидевших, не наживших огромных состояний и придерживающихся старых воровских традиций.

В качестве заключения хочется вспомнить стихи Ивана Банникова: «На молодёжь гляжу с тоской, / Понятия меняются. / И даже титул воровской / Порою покупается. / И, чтоб закончить разговор, / Сказать хочу опять я: / Того зовут «в законе вор», / Кто не предал понятия».

Источник: https://the-criminal.ru/kak-za-50-let-izmenilis-vorovskie-ponyatiya-2/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.