Воровские понятия

Записки заключенного: арестантская диалектика

Воровские понятия

Возможно, этот материал многим покажется спорным, поэтому сразу хочу отметить, что при его написании я опирался исключительно на свои наблюдения и умозаключения, сделанные зеками, с которыми я встречался за время отсидки. Никакой специальной литературы я не читал, чтобы не портить впечатление от увиденного в МЛС…

Немного общих размышлений

У Иммануила Канта есть термин: “категорический императив” — высший нравственный закон, обязательный к исполнению любым человеком. Это же определение вполне может подойти и для зоновских понятий.

Понятия — больная тема для заключенных. Из-за них периодически возникают споры, которые бывает трудно разрешить. Опираясь на эти правила, в тюрьмах и лагерях решают человеческие судьбы. Понятиями стараются охватить все сферы жизни заключенных. А “правильные” люди должны жить по этим законам не только за решеткой, но и на воле.

Как таковые, понятия нигде не прописаны, по крайней мере, я или кто-нибудь из тех, с кем я сидел, не видели документа, описывающего их.

По ним просто живут: кое-что взято из фильмов про 90-е, многое передается от старых сидельцев молодым, что-то додумывается по ходу срока и опирается на опыт отсиженных лет.

И все это оставляет большие возможности для спекуляции. Обычно в подобных спорах прав тот, у кого лучше подвешен язык.

По “мастям”

Во многих сферах, которые регулируются понятиями, нет четких и окончательных определений, хотя сами эти вопросы жизненно важны для зоны. Например, плохо обстоит дело с обозначением категории “мужик”. Казалось бы, в чем проблема — мужик, он и в Африке мужик, да и что такого важного в этом определении?

Но дело в том, что зеки делятся на несколько “мастей” (своеобразные социальные классы), статус и функции которых довольно сильно разнятся. Переход из одной “масти” в другую может быть только вниз. Это разделение сохраняется и на свободе. Низшая категория осужденных — так называемые “опущенные” или же “петухи”.

Они делают самую грязную работу, оказывают сексуальные услуги другим заключенным и абсолютно бесправны.

Вторая “масть” — “нечисть” (конечно, многие не выводят этих людей в отдельный социальный класс, но, по моим наблюдениям, нечисть — это все-таки “масть”): “крысы” — укравшие у своих, “черти” — не следящие за собой, в общем, люди, грязные морально и физически.

Третья, “мужики” — костяк зон и девяносто процентов населения. Четвертая масть — блатные, высшая каста в МЛС, которая решает вопросы “по понятиям”, служит воровской идее и должна идти в борьбе с милиционерами до победного конца, ну или уметь с ними договориться так, чтобы было хорошо “мужикам”.

Пятая “масть” — это воры в законе, короли преступного мира.

Чтобы стать вором, человек должен “идти по жизни ровно”, поскольку перед “коронацией” по всем лагерям и тюрьмам идут “малявы” (записки), где говорится, кого хотят сделать королем, и спрашивают, “знает ли кто-нибудь косяки за ним”? И если все чисто, то человеку надевают “воровскую корону”.

© Sputnik / Михаил Фомичев

Почему некоторые не выделяют “нечисть” в отдельную “масть”? Потому что, в принципе, и “черти”, и “крысы” остаются “мужиками”, несмотря на то, что относятся к ним немногим лучше, чем к “опущенным”.

“Коней” (слуг) тоже довольно часто набирают из этой категории граждан, хотя не всегда. Но нормальными “мужиками” “нечисть” уже никогда не станет, потому что попадают в разряд “крыс” и “чертей” за определенные поступки и соответствующее отношение к жизни.

Поэтому многие выносят “нечисть” в отдельную “масть”.

“Козлы” — заключенные, сотрудничающие с администрацией и занимающие какую-либо должность при ней, по понятиям, — тоже отдельный социальный класс. Хотя в жизни о том, что зеки, занимающие должности, не дотягивают даже до “мужиков” вспоминают редко, тихо и только в узком кругу, ну или во время ссор с “козлами”.

“Мужской” вопрос

Поскольку практически во все социальные группы попадают за какие-то поступки, то с определением “мастей” вопросов не возникало. Всех, кроме “мужиков”, могли четко описать: кто, за что и почему находится именно на этой ступени в иерархии.

И только с “мужиками” были проблемы, вытекающие из того, что понятия нигде не прописаны, а чтобы находиться в этой касте, никаких особенных поступков совершать не нужно.

За годы отсидки я слышал минимум десять невнятных объяснений, кто такой “мужик”, причем, многие из них противоречили друг другу.

Пояснение “масти” — это не столько поиск арестантской самоидентичности, сколько вопрос того, останешься ты на этом социальном уровне или упадешь ниже.

По понятиям, человек, который не может объяснить свою “масть”, не должен в ней находиться. Поэтому знание социальных классов в зоне жизненно необходимо, это фундамент понимания лагерной жизни.

И уже на этом, основном уровне, у зеков были “разброд и шатание”.

© Sputnik / Сергей Ермохин

Немного “общего” для здоровья не вредно

А дальше… А дальше не лучше. Есть такое понятие как “общее”.

Его собирают для помощи тем, кто уезжает в “крытку” (“крытая тюрьма” — тюрьма в тюрьме, в ней отбывают наказание “злостные нарушители режима содержания”, а после “крытки” зеки возвращаются сидеть в тот же лагерь, откуда их вывезли); тем, кто уезжает в больницу; на встречи из ШИЗО и БУРов (изоляторы для нарушителей разной степени тяжести) — в общем, для случаев, когда нужно помогать “всем миром”.

По понятиям, часть в “общее” должны нести все мужики с любой прибыли, будь то посылка, зарплата, выигрыш или же выгодная сделка. Это одна из причин, почему блатные должны поддерживать мужиков. Есть смотрящий за “общим”, на котором лежит огромная ответственность. А кража из “общака”, наверное, один из самых страшных грехов!

Я лично видел, как двое “правильных” зеков ели колбасу, которую им принесли на встречу из ШИЗО, причем они смогли объяснить это даже как-то по понятиям.

Мой знакомый, сидевший в другой зоне, видел, как смотрящий за “общим” отдавал игровой долг сигаретами, которые этот парень занес в “общак”.

Но, поскольку доказательств у него не было, а сидел он еще недолго, мой товарищ решил не поднимать скандал.

Многие рассказывали, как разные смотрящие и блатные тянут из “общего” для своих нужд. А сдавать туда необходимо, иначе никак.

Конечно, не все зеки — “бесчестные сволочи”, есть среди них и “идейные люди”, но таких гораздо меньше.

© Sputnik / Сергей Пятаков

Когда в моем лагере убрали одних блатных, других освободили, а третьи стали завхозами, когда понятия стали меньше регулировать жизнь и когда полностью убрали смотрящих, многие зеки вздохнули с облегчением, поскольку теперь им мешала жить только милиция.

Вместо заключения

Большинство заключенных считает, что “понятия” были придуманы милицией, чтобы заключенными было легче управлять: дополнительный свод правил, кроме установленного администрацией, вводит и дополнительные ограничения. Я думаю, что это не совсем так.

На мой взгляд, понятия были нужны, чтобы как-то регламентировать арестантскую жизнь на огромных просторах СССР.

К примеру, такая обидная масть, как “черти”, могла появиться, чтобы заставить зеков (многие из которых не сильно заморачиваются личной гигиеной) мыться во время долгих этапов и в самих зонах.

Даже сейчас, когда в зонах есть все условия для того, чтобы быть всегда чистым и опрятным, многие ухитряются запускать себя до ужасного состояния, пока их, иногда чуть ли не силой, не заставят постирать вещи или сходить в душ.

То есть понятия регулируют все сферы быта: от интимной и до питания. Вернее, так было раньше, когда они, видимо, были необходимы.

Сейчас же многие запреты и правила пересматриваются и смягчаются, поскольку жизнь идет, и понятия должны соответствовать времени, чтобы от них окончательно не отказались. Потому что в противном случае профессиональные представители преступного мира потеряют власть в зонах, которая держится исключительно на их умении правильно и красиво преподнести неписанные правила в свою пользу.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник: https://sputnik.by/society/20170108/1026846419/kak-zakluchennye-raspredelyayut-masti.html

Воровские понятия: закон для беззаконников

Воровские понятия

Если безоговорочно верить современным российским телесериалам, то получается, что едва ли не большинство россиян так или иначе связаны с организованной преступностью и их жизнь регулируют не официальные законы, а воровские понятия.

К счастью, в действительности это не так – однако многие элементы жизни организованной преступности действительно глубоко проникли в бытовую культуру современного населения России.

Понятия воровского мира касаются в первую очередь довольно специфической прослойки, однако хотя бы элементарное представление о них может оказаться не бесполезным для каждого.

Для кого писаны неписаные воровские законы

В первую очередь следует внести ясность с определениями «воровские понятия» и «тюремные понятия». Воровские понятия и законы – это свод жёстких правил поведения для элиты организованной преступности страны бывшего СССР, для «воров в законе».

Воры в законе появились в 1930-е годы в качестве ответной реакции на жёсткое усиление борьбы с преступностью со стороны государства.

Преступное сообщество создало особую прослойку своих наиболее авторитетных представителей, которые должны были, с одной стороны, хранить преступные традиции и обычаи, с другой, осуществлять руководство и быть арбитрами в возникающих между преступниками спорах.

Традиционно воры в законе представляли собой высшую касту воровского сообщества: их авторитет был непререкаем, они осуществляли управление преступниками в местах лишения свободы, их решения не обсуждались.

При этом воры в законе должны были соответствовать определённому «морально-нравственному кодексу», основные положения которого заключались в «правильном» поведении в отношении других преступников.

А также в отсутствии семейных связей и привязанностей и в категорическом отказе не только от сотрудничества с органами следствия, но и от соприкосновения с любыми государственными органами.

Следовательно, воровские понятия как раз и обговаривали правила жизни и поведения воров в законе, регулировали их права и обязанности.

А вот тюремные понятия касались правил жизни всего преступного сообщества в первую очередь в местах лишения свободы, хотя в целом и за его пределами.

Частично воровские и тюремные понятия пересекались в той части, в которой они касались полномочий воров в законе – например, их отношений с другими преступниками, зона их ответственности при разрешении споров, вынесении наказаний и тому подобного. Та же часть неписанного кодекса поведения, которая затрагивала преступников, но не касалась непосредственно «воров», и составляла тюремные понятия.

Воровские понятия: что «вору» разрешается

Нужно несколько подробнее разобраться в тех сторонах жизни и деятельности воров в законе, которые они должны соотносить с воровскими понятиями. Воровской закон до сих пор является неписанным сводом правил, не имеющим формально закреплённого характера.

Его хранителями являются сами «воры» и их ближайшее окружение, воспринявшее традиции от «старших воров» и передающих их следующим поколениям «профессиональных» преступников. В окружение вора в законе могут входить специальные советники, обладающие большими знаниями в части «понятий», кандидаты на звание «вора».

Помимо этого и «прошляки», то есть некогда коронованные «воры», которые в силу преклонного возраста или состояния здоровья не могут вести полноценный и правильный воровской образ жизни.

Условно можно разделить правила жизни «воров» на профессиональную и частную деятельность.

В первой части воры в законе должны организовывать и регулировать деятельность «общака» (то есть совместной кассы организованной преступности, которая в случае необходимости будет потрачена на помощь ворам в законе или другим членам преступного сообщества и их семьям), а также обеспечивать порядок в местах лишения свободы. Они должны решать споры между преступниками, следить за соблюдением правил (среди которых контроль за возвратом долгов, особенно карточных, запрет на воровство у других преступников, на сотрудничество с государственными органами и так далее).

При этом воры в законе должны вести правильный образ жизни.

Он заключается в соблюдении «кодекса чести» по отношению к другим преступникам, в почитании старших и родителей (особенно матери), в своего рода пропаганде «вольного» преступного образа жизни среди молодёжи, а также в периодическом личном пребывании в местах лишения свободы.

Традиционно вором в законе не мог стать человек, не отсидевший определённого совокупного срока заключения. В последние годы это правило всё чаще нарушается, хотя новоявленные «воры», не соблюдающие старые правила, в преступной среде считаются ненастоящими (их называют «апельсинами»).

Что вору запрещено

Но вместе с тем жизнь вора закона проходит в соответствии со множеством запретов и недопустимых действий и поступков. Часть из них касается взаимодействия с государственными органами и учреждениями, причём не только правоохранительными, но любыми, включая даже такие невинные как ЗАГС.

Вор в законе не имеет права не только признаваться в совершённых преступлениях, но и давать показания в ходе следствия по своему или чужому уголовном делу. Более того, «вор» не имеет права состоять ни в каких официальных организациях, партиях и обществе и даже не может иметь официальную прописку по конкретному месту жительства.

Также ему запрещено официально трудоустраиваться и служить в армии (кстати, вор в законе вообще не может брать в руки оружия).

Другие понятия о правильной воровской жизни включают определённые личные моменты: так, вор в законе не может иметь семьи (временные любовницы и дети от них могут быть, но вор не должен поддерживать с ними тесных отношений) и обладать личной собственностью. Такие указания в своё время должны были обеспечить независимость воров в законе и свести к минимуму возможные инструменты давления на них со стороны государства для навязывания сотрудничества.

https://www.youtube.com/watch?v=Fd37_IgO7bY

Кроме того, существуют строгие правила отношения с другими членами преступного сообщества. Вор в законе не должен без причины применять карательные санкции; не может прибегать к скрытой мести обидчикам.

Особое внимание уделялось честной карточной игре – обманывать можно было только не принадлежащих к организованной преступности людей, тех, кто не живёт по «понятиям»; между своими карточное жульничество было строго запрещено.

Удивительно, но настоящий вор в законе не имел права даже на матерную брань. Для тех «воров», кто нарушал правила воровской жизни, предусматривались различные наказания.

Самое тяжёлое из них предусматривало смерть, но применялось крайне редко: во-первых, для этого нужны были крайне серьёзные и доказанные поводы (например, «стукачество», то есть доносительство); во-вторых, санкцию на устранение «вора» должен был дать специальной «воровской сход».

Самым лёгким наказанием за незначительные нарушения «понятий» для вора была публичная пощёчина от другого вора в законе (нижестоящие в преступной иерархии не имели права под страхом смерти поднимать руку на авторитета).

За провинности различной степени серьёзности могли быть разные наказания: так, если «вор» допускал вольности в распоряжении «общаком» или выносил несправедливые наказания, ему могли «дать по ушам», то есть лишить звания вора в законе и перевести в более низкую категорию заключённых.

Александр Бабицкий

Источник: http://www.chuchotezvous.ru/investigations/1467.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.