Возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица

Возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица как основание для подозрения

Возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица

Абазалиев, И. М. Возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица как основание для подозрения / И. М. Абазалиев.

— Текст : непосредственный // Актуальные проблемы права : материалы VII Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2018 г.). — Санкт-Петербург : Свое издательство, 2018. — С. 42-44.

— URL: https://moluch.ru/conf/law/archive/299/14417/ (дата обращения: 21.11.2020).



С принятием УПК РФ 2001 года возбуждение уголовного дела окончательно оформилось как полноценная процедура уголовного процесса. Как отмечает К. В. Муравьев, «в современном законодательстве возбуждению дела в отношении лица впервые придается самостоятельное значение» [1, с. 6].

Полагаем, что подобная особенность исходит из того, что сама по себе процедура возбуждения уголовного дела одновременно реализует назначение всего уголовного процесса. По крайне мере на данной стадии завязаны последующие уголовно-процессуальные решения досудебного производства.

В последние годы очередной раз активизировались обсуждения будущего стадии возбуждения уголовного дела в российском уголовном процессе. Разумеется, имеются как противники этой стадии, так и сторонники. Приводятся значительное количество аргументов, указывающих на дефектность этой стадии, на ее бессмысленность, на необходимость ее ликвидации [2; 3; 4; 5].

В то же время есть доводы и в пользу стадии, отмечающие положительные стороны стадии, в том числе признание ее неким фильтром досудебного производства [6].

Решение вопроса о целесообразности стадии возбуждения уголовного дела в уголовном судопроизводстве составляет предмет отдельного исследования, поэтому некоторые спорные моменты умышленно упустим и рассмотрим данную стадию сквозь призму процессуального статуса подозреваемого.

Кроме этого, факт возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица может выступить как самостоятельное основание для признания данного лица подозреваемым. На это нам указывает п. 1 ч. 1. ст. 46 УПК РФ.

Тем самым, наделение лица статусом подозреваемого при возбуждении в отношении него уголовного дела позволяет своевременно обеспечить права личности в уголовном процессе [7, с. 117].

Однако данное основание содержит не только возможность появления в досудебном производстве подозреваемого, но и ряд нерешенных вопросов в самой деятельности по реализации его прав, свобод, законных интересов, а также в установлении обязанностей и ответственности за их неисполнение.

Об этом свидетельствуют неутихающие обсуждения в уголовно-процессуальной науке [8, с. 40]. Существуют также позиции, вообще отвергающие возбуждение уголовного дела как основание для подозрения лица.

Так, ряд видных процессуалистов высказывали еще в прошлом веке, что при возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица в условиях недостаточной информированности может привести к тому, что это лицо вообще ни при чем, а расследование надо вести в отношении совсем другого, хотя это лицо оказалось зафиксированным как подозреваемый в официальном процессуальном акте» [9; 10].

На эти проблемы указывали и в более поздних работах процессуалистов. Например, отмечается, что ст. 46 УПК РФ «…не определяет основания и процессуальный порядок возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица» [11, с. 64].

Кроме этого остается нерешенной проблема о необходимости установления дополнительных оснований для возбуждения уголовного дела в отношении определенного лица.

В этой связи некоторые авторы справедливо задаются вопросом: «…если для возбуждения уголовного дела по факту совершения преступления достаточно такого общего основания, указанного в законе, как «наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления», то достаточно ли этих же данных для возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица?» [11, с. 60]. Полагаем, что нет. Учитывая, что при этом лицо становится подозреваемым необходимо предусмотреть ряд дополнительных оснований для возбуждения уголовного в отношении конкретного лица.

Еще М. С. Строгович писал: «чтобы поставить человека в положение подозреваемого по уголовному делу, нужны объективные данные, улики, указывающие на определенное лицо как совершителя преступления.

Для этого мало, чтобы у следователя или производящего дознания просто возникло подозрение о том, что лицо совершило преступление, так как само по себе подозрение имеет субъективный характер. Необходимы объективные данные, уличающие доказательства, хотя и недостаточные для предъявления обвинения» [12, с. 236].

Действительно, чтобы возбудить уголовное дело в отношении конкретного лица необходимо собрать достаточное количество данных, указывающих на причастность лица к совершению преступления, поскольку возбуждение уголовного дела есть некий акт уголовного преследования [13, с. 22].

А уголовное преследование есть деятельность не только по изобличению лица, причастного и виновного в совершении преступления, но и по ущемлению прав и свобод предполагаемого преступника.

Исходя из этого крайне рискованно начинать преследование, выражающееся в подозрении и дальнейшем обвинении лица, должным образом, не убедившись в его причастности. На это же в 2002 году указал Конституционный Суд РФ, который при анализе оспариваемых ст.

116, 218, 219 и 220 УПК РСФСР отметил, что при возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, данное лицо приобретает статус подозреваемого, в связи с чем может быть причинен ущерб его конституционным правам и свободам.

По мнению Конституционного Суда РФ, сложившаяся правоприменительная практика свидетельствует о том, что данные нормы ограничивают для таких лиц возможность защищать в суде свои права и законные интересы, а значит, затрудняют доступ к правосудию.

При этом уже судебный контроль на последующих стадиях не может выступать достаточным и эффективным средством восстановления нарушенных при возбуждении уголовного дела их основных прав и свобод. И далее отмечается, что данные нормы уголовно-процессуального закона должны толковаться как не препятствующие лицу, подозреваемому в совершении преступления, обжаловать в суд постановление о возбуждении уголовного дела [14]. В 2004 году Конституционный Суд РФ уточнил данный момент и указал, что по уголовному делу, возбужденному по факту обнаружения признаков преступления (или в отношении неустановленных лиц) в качестве обвиняемых могут быть привлечены любые лица без вынесения в их отношении постановлений о возбуждении уголовного дела [15].

Причастность устанавливается путем производства проверочных действий в виде следственных действий, возможных до возбуждения уголовного дела, иных процессуальных действий, а также оперативно-розыскных мероприятий. Результаты данных проверочных действий и будут выступать соответствующими дополнительными основаниями.

Литература:

  1. Муравьев К. В. Возбуждение уголовного дела в отношении лица: автореф. дис…. канд. юрид. наук. Омск, 2005.
  2. Францифоров Ю. В. Противоречия между возбуждением и прекращением уголовного дела, отказом в возбуждении уголовного дела // Следователь. 2004. № 12. С. 20–25.
  3. Володина Л. М. Проблемы регламентации возбуждения уголовного дела // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2013. № 4. С. 5–11.
  4. Волеводз А. Г. Упразднение стадии возбуждения уголовного дела: цена вопроса // Уголовный процесс. 2014. № 1. С. 80–83.
  5. Давлетов А. А., Кравчук Л. А. Стадия возбуждения уголовного дела — обязательный этап современного отечественного уголовного процесса // Российский юридический журнал. 2010. № 6. С. 114–120.
  6. Шадрин В. С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М., 2000.
  7. Чупилкин Ю. Б. Гарантии прав подозреваемого в российском уголовном процессе: дис…. канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2001.
  8. Строгович М. С. О подозреваемом // Социалистическая законность. М., 1961.
  9. Алексеев Н. С., Даев В. Г., Кокорев Л. Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980.
  10. Быков В. М. Проблемы стадии возбуждения уголовного дела // Журнал российского права. 2006. № 7.
  11. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1: Основные положения науки советского уголовного процесса. М., 1968.
  12. Петрухин И. Л. Теоретические основы реформы уголовного процесса в России. Ч. 2. М., 2005.
  13. Определение Конституционного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 300-О «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 116, 211, 218, 219 и 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Президиума Верховного Суда Российской Федерации и жалобами ряда граждан» // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  14. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22 января 2004 № 79-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ковалева Алексея Анатольевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 24, 29, 33, 153, 226, 239, 254 И 384 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

Основные термины(генерируются автоматически): возбуждение уголовного дела, лицо, отношение, Конституционный Суд РФ, РФ, совершение преступления, уголовный процесс, досудебное производство, уголовное дело, уголовное преследование.

уголовноепреследование, возбуждениеуголовногодела, уголовноесудопроизводство, следственный орган, РФ, прокурор, предварительное следствие, стадий возбужденияуголовногодела

Если при рассмотрения уголовногодела выявлены нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовногодела нижестоящим судом, суд вправе вынести частное определение или постановление…

уголовноепреследование, возбуждениеуголовногодела, уголовноесудопроизводство, следственный орган, РФ, прокурор, предварительное следствие, стадий возбужденияуголовногодела, предварительное

По остальным уголовнымделамуголовноепреследование осуществляется в публичном порядке.

Понятие и виды обвинения в уголовномпроцессе. Ключевые слова: следователь, возбуждениеуголовногодела, дела частного обвинения,дела частно-публичного обвинения…

уголовноепреследование, возбуждениеуголовногодела, уголовноесудопроизводство, следственный орган, РФ, прокурор, предварительное следствие, стадий возбужденияуголовногодела

уголовноепреследование, РФ, прекращение уголовногодела, уголовная ответственность, уголовноедело, суд, прекращение, судуголовногодела, процессуальная деятельность, отношениелица. Виды приговоров суда | Статья в журнале «Молодой ученый».

возбуждениеуголовногодела, РФ, уголовноепреследование, следственный орган, уголовныйпроцесс, предварительное следствие, полномочие прокурора, орган дознания, постановление прокурора, прокурор.

возбуждениеуголовногодела, РФ, уголовноесудопроизводство, повод, РСФСР, уголовноепреследование, предварительное расследование, преступление, досудебноепроизводство, РоссийскаяФедерация.

РФ, возбуждениеуголовногодела, проверка сообщения, преступление, досудебноепроизводство, уголовноесудопроизводство, уголовноедело, уголовноепреследование, Украина, стадий возбужденияуголовногодела.

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/299/14417/

Комментарий к СТ 146 УПК РФ

Возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица

Статья 146 УПК РФ. Возбуждение уголовного дела публичного обвинения

Комментарий к статье 146 УПК РФ:

1. Комментируемая статья предусматривает порядок возбуждения дела публичного обвинения. Актом возбуждения уголовного дела начинается публичное уголовное преследование от имени государства в связи с совершенным преступным деянием , осуществляемое следователем, органом дознания и дознавателем.

Суд как независимый от обвинения орган не имеет права возбуждать дела публичного обвинения. Установив в ходе судопроизводства признаки общественно опасного деяния, суд вправе вынести об этом частное определение (ч. 4 ст.

29 УПК) и направить материал прокурору (руководителю СО) для решения вопроса о возбуждении уголовного дела (например, в случае установления заведомой ложности показаний свидетеля). Порядок возбуждения дел частного обвинения установлен ст. 318.

——————————–
См.: Постановление КС РФ от 14.01.2000 N 1-П “По делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гр. И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда РФ” // РГ. 2000. 2 февр. N 23.

2. Правом возбудить уголовное дело наделены орган дознания, дознаватель, начальник подразделения дознания, следователь и руководитель СО.

При этом от имени органа дознания постановление составляет должностное лицо органа дознания. Такое постановление требует утверждения начальником органа дознания.

Напротив, постановление дознавателя в согласовании с начальником органа дознания не нуждается.

3. Если уголовное дело возбуждается в отношении лица, то в постановлении дополнительно указываются доказательства причастности лица к совершению преступления, его фамилия, имя и отчество. Фамилию подозреваемого необходимо указывать в постановлении о возбуждении дела, когда он предположительно установлен, т.

е. имеются данные о его участии в совершении преступления, например, в заявлении о преступлении есть указание на конкретного преступника. В противном случае дело может возбуждаться по факту, чтобы ограничить право подозреваемого на защиту.

В постановлении о возбуждении дела пункт, часть, статья УК (результат квалификации деяния) указываются так точно, как это возможно в условиях недостатка информации в стадии возбуждения дела.

Недопустимо квалифицировать деяние “с запасом” – по более тяжкому преступлению, чем это вытекает из установленных признаков. Завышенная квалификация может привести к необоснованному применению мер процессуального принуждения и к неверному определению родовой подследственности (см. ком. к ст. 151).

Квалификация преступления, указанная в постановлении о возбуждения дела, имеет предварительный характер и может быть изменена на другую при привлечении в качестве обвиняемого (см. ком. к ст. 171).

4. Часть 3 ком. статьи с учетом п. 2 ч. 2 ст. 38 в ред. ФЗ от 05.06.2007 N 87-ФЗ страдает неполнотой. Уголовное дело для определения подследственности направляется дознавателем и органом дознания прокурору, а следователем – руководителю СО. В случае возникновения спора о подследственности его разрешает прокурор (ч. 8 ст. 151).

5. При проверке законности и обоснованности постановления о возбуждении уголовного дела прокурор уполномочен на изучение всех материалов предварительной проверки сообщений о преступлениях.

6.

Представляется, что 24-часовое ограничение времени для отмены прокурором постановления о возбуждении уголовного дела, вынесенного в отношении конкретного лица, не может быть оправдано необходимостью обеспечить стабильность предварительного расследования, поскольку вплоть до его окончания такое постановление может быть признано незаконным и необоснованным судом по жалобе заинтересованных лиц в порядке ст. 125 УПК. Подробнее об этом см. ком. к ч. 2 ст. 145. В связи с этим можно признать возможным применение аналогии пункта 1.12 Приказа Генпрокуратуры РФ от 02.06.2011 N 162 “Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия”, в соответствии с которой вышестоящий прокурор вправе отменить постановление о возбуждении уголовного дела в порядке, предусмотренном ч. 4 ком. статьи, при несогласии с решением нижестоящего прокурора о признании законным данного постановления.

По буквальному смыслу ком. нормы началом исчисления данного срока является получение прокурором не копии постановления о возбуждении дела, а материалов. Это означает, что, получив копию постановления, прокурор истребует обосновывающие его материалы, с момента получения которых начинает течь 24-часовой срок (см. п. 1.4 вышеуказанного Приказа).

В соответствии с пунктом 5 ч. 2 ст. 38 УПК следователь вправе обжаловать с согласия руководителя СО в порядке, установленном ч. 4 ст. 221 УПК, решение прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела.

7. Постановление прокурора об отмене постановления о возбуждении дела не указано в числе оснований для прекращения будущего уголовного преследования в отношении конкретных лиц по тому же самому подозрению (п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК).

Однако повторное возбуждение уголовного дела по тому же самому факту и в отношении тех же лиц возможно при наличии дополнительных оснований (о них см. ком. к ч. 2 ст. 140).

Указанное постановление может быть обжаловано вышестоящему прокурору, а потенциальными потерпевшим, гражданским истцом – в суд.

8. Уголовно-процессуальным законом предусмотрен особый порядок возбуждения уголовного дела по запросам иностранных государств об уголовном преследовании (см. ком. к ст. 459) и в отношении лиц, обладающих служебным иммунитетом (см. ком. к ст. 448).

9.

В судебной и следственной практике возникает вопрос: надо ли возбуждать уголовное дело, когда в процессе предварительного расследования выявляются новые эпизоды преступной деятельности или новые лица, причастные к совершению преступлений? ВС РФ в ряде своих решений указал, что процессуальный закон не предусматривает обязанности органов предварительного расследования выносить каждый раз новое постановление о возбуждении уголовного дела в случаях, когда по делу будет установлено, что к совершенному преступлению причастно и другое лицо, или установлено совершение других преступлений лицом, в отношении которого возбуждено уголовное дело . Однако КС РФ занял несколько иную позицию , отметив, что уголовно-процессуальный закон не содержит норм, позволяющих привлекать лицо в качестве подозреваемого или обвиняемого, а также изменять и дополнять ранее предъявленное обвинение в связи с совершением лицом преступления, по признакам которого уголовное дело не возбуждалось. Напротив, УПК предполагает необходимость соблюдения общих положений его статей 140, 146 и 153, в силу которых при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, должно быть вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, которое при наличии других уголовных дел о совершенных тем же лицом преступлениях может быть соединено с ними в одном производстве. Вместе с тем КС РФ указал, что к компетенции правоприменительных органов относится определение того, является ли вновь обнаруженное преступное деяние составной частью преступлений, по которым ранее уже было возбуждено уголовное дело, или оно образует самостоятельное преступление, по признакам которого должно быть возбуждено новое уголовное дело. Представляется, что для решения вопроса о тождественности или различии деяний необходимо учитывать их локализацию в пространстве и во времени, общность родового объекта посягательства, круг пострадавших, настаивающих на отдельном рассмотрении их заявлений о совершении преступлений.

Источник: http://UPkod.ru/chast-2/razdel-7/glava-20/st-146-upk-rf/kommentarii

К проблеме возбуждения и расследования уголовных дел в отношении неустановленных лиц

Возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица

Вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении неустановленных лиц относится к тем практическим приемам ведения следствия, которые не придаются огласке в научной литературе.

С точки зрения науки уголовного процесса, в рамках академических курсов университета, вообще не исследуется, так как доктринально презюмируется, что возбуждение уголовного дела не предполагает его персонификацию, последняя же является самостоятельной стадией уголовного процесса (привлечение в качестве подозреваемого конкретного лица).

Однако вопрос наиважнейший, как для теории уголовного процесса, так и для практики применения уголовно – процессуального закона. Во – первых, с точки зрения теории, в России не разделена деятельность органов дознания и субъектов предварительного следствия. Так, например, УПК РФ не дает определения уголовного дела вообще. Существует определение уголовного преследования (ст. 5 п.

55 УПК РФ)- процессуальная деятельность, осуществляема стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. При этом, Главой 6 УПК РФ ст. 40 УПК РФ орган дознания отнесен к «участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения» (глава 6 УПК РФ). При этом под уголовным судопроизводством понимается (ст. 5 п.

56 УПК РФ)- досудебное и судебное производство по уголовному делу.

Таким образом, как это ни парадоксально, понятие уголовного судопроизводства в России шире понятия уголовного преследования, поскольку определение второго четко ориентировано на конкретное лицо – подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, в то время как уголовное судопроизводство не связано с уголовным делом возбужденным или расследуемым в отношении конкретного лица.

При этом законодатель абсолютно небрежен в определении понятий подозрение и подозреваемый. С учетом требований ст. 146 ч. 2 УПК РФ ссылка ст. 46 ч. 1 п. 1 УПК РФ остается неясной.

В практике встречаются постановления о возбуждении уголовного дела такого рода: сначала идет описание события преступления, включая указание на лицо совершившее преступление, его ФИО и место жительство, в резолютивной части постановления – решение о возбуждении уголовного дела в отношении неустановленного лица. При этом требования ст. 146 ч. 2 УПК РФ не нарушаются.

Можно ли при такой ситуации говорить о том, что дело возбуждено в отношении конкретного лица, и оно является подозреваемым по делу? Подозрение как юридический факт, влекущий за собой изменение прав и обязанностей участников правоотношения не описано и не определено в УПК РФ. Здесь все отдано на откуп практике, при том, что это фундаментальный вопрос уголовного процесса.

Статус подозреваемого, момент его приобретения так же не определен. Даже положения ст. 91, 92 УПК РФ освещают права органов дознания и предварительного следствия в отношении лица, которое уже является подозреваемым.

Таким образом, УПК РФ в этой части полностью унаследовал карательный характер, когда оперативно- розыскная деятельность синкретична с предварительным расследованием, вплоть до предъявления обвинения, функции идентичны, а полномочия равны.

Возбуждение уголовное дела, и само уголовное дело является лишь формальностью, которая позволяет легализовывать материалы ОРД, не изменяя при этом режим секретности (меняя режим ОРМ на следственную тайну). Формой такого единения является возбуждение уголовного дела в отношении неустановленного лица.

При этом УПК РФ позволяет проводить все необходимые следственные действия в полном объеме по делам, возбужденным в отношении неустановленных лиц. Так, ст. 208 УПК РФ не называет в качестве основания для обязательного приостановления дела невозможность установить лицо, причастное к совершению преступления.

Указано, что дело приостанавливается в случае, если лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено (ст. 208 ч. 1 п. 1 УПК РФ). Во всех остальных случаях речь идет опять же о подозреваемом, который скрылся, либо болен. При этом ст. 171ч. 1 УПК РФ говорит о том, что «при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого». В практике встречаются такие случаи «законного» ведения уголовного дела. Дело расследуется в отношении неустановленных лиц на протяжении полугода, при этом собираются все доказательства в отношении виновности конкретного лица, более того изначально в рапорте или заявлении об обнаружении признаков преступления на данное лицо указывается как на лицо, совершившее преступление, в дальнейшем следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого и объявлении его одновременно в розыск. После чего лицо задерживается органом дознания, а в дальнейшем и следователем в порядке ст. 91, 92 УПК РФ. Это идеальная схема для так называемых «заказных дел». Стоит ли говорить о том, что вмешательство защитника, общественности в данный период времени и попытка реализовать гарантии УПК РФ не меняет и не может изменить ничего?

Насколько это законно? Абсолютно законно с точки зрения положений УПК РФ. В России досудебное производство по делу поручено всем видам правоохранительных органов. Закон прямо говорит об этом (ст. 5 п. 9 УПК РФ). Момент получения сообщения о преступлении так же размыт, но все же законодательно описан как повод для возбуждения уголовного дела (ст. 140 УПК РФ).

И здесь законодатель не утруждал себя юридической техникой. Один лишь сопоставительный анализ ст. 140 ч. 2 УПК РФ и требования ст.143 УПК РФ сразу открывает глаза на силу органов дознания. Фактически судьба дела решается рапортом сотрудника органа дознания, а так же и следователя, прокурора и т.д., определяющим признаки преступления которое он обнаружил.

В практике данные признаки вовсе никогда не указываются, но сам рапорт является уже достаточным основанием для возбуждения уголовного дела в отсутствии проверочных ОРМ.

Следуя духу закона и Конституции РФ ситуация должна была бы быть следующего характера, когда лицо совершившее преступление действительно невозможно установить (например, найден труп с признаками насильственной смерти) сотрудниками органа дознания, обнаружившими данный труп (выехавшими на место происшествия) составляются рапорты, которые ложатся в основу постановления о возбуждении уголовного дела. Далее в рамках возбужденного уголовного дела, на основании отдельного поручения следователя, после выполнения следственных действий, направленных на фиксацию следов преступления (опрос и допрос очевидцев, свидетелей, назначения экспертиз и прочее), проводятся ОРМ на предмет установления лица причастного к совершению преступления, а дело приостанавливается. Но это все здравый смысл, в УПК РФ какой – либо нормы, либо свода норм, предписывающих следователю действовать именно таким образом, нет. Как нет и указания о том, когда именно задерживать, считать подозреваемым, или привлекать в качестве обвиняемого лицо, в отношении которого собраны доказательства о причастности к преступлению. В итоге наш следователь может с момента возбуждения уголовного дела и принятия его к производству точно знать, кто совершил преступление, иметь доказательства совершения преступления данным лицом (начиная от свидетельских показаний, и заканчивая материалами ОРД, вплоть до негласного сбора образцов для сравнительного исследования, данных ОТМ и прочее) и ничего не делать для его привлечения в качестве обвиняемого. В отношении него будет подозрение. При этом излюбленной тактикой следствия является допрос лиц, в отношении которых собрана практически вся доказательственная база, в качестве свидетелей, проведение с ними очных ставок, без предоставления гарантий ст. 51 УПК РФ, разумеется.

В итоге положения о равенстве стороны защиты и обвинения, продекларированные ст. 15, 244 УПК РФ приобретают зловещий смысл в буквальном понимании текста- «равны перед судом, в судебном заседании». Принципы, закрепленные ст. 14 и 16 УПК РФ вообще не имеют реализации по такого рода делам.

Действительно, если дело ведется в отношении неустановленного лица, которое формально не привлечено к уголовной ответственности, более того в отношении, которого не ведется уголовного преследования, а имеет место быть всего лишь уголовное судопроизводство, то кого же считать невиновным до вступления в силу приговора суда, кому обеспечивать право на защиту?

Если прибавить к этому тот факт, что неустановленные лица, становятся установленными обычно за одну, две недели до окончания сроков предварительного расследования, требования ст.159 ч. 2, 86 ч.

3 УПК РФ являются изначально мертворожденным правом, защита лишена права ходатайствовать перед прокурором о продлении сроков предварительного расследования, то можно сделать вывод, что наш демократический УПК РФ предоставляет правоохранительным органам механизм ведения уголовного дела, позволяющий доказать в суде виновность любого лица в инкриминируемом деянии. Мы не случайно использовали термин «правоохранительные органы».

В УПК РФ нет четкого разделения органов дознания и органов предварительного следствия, не говоря уже о том, что в РФ нет отдельного органа, занимающегося предварительным расследованием. Сама по себе система подследственности уникальна и не для юриста представляет собой лабиринт, которому позавидовали бы самые изощренные хранители сокровищ.

В неописуемый восторг приводит, например, положение ст. 151 ч.5 УПК РФ, особенно когда ОРЧ разных ведомств ведут независимо друг от друга разработку фигурантов, а затем прокурорскими работниками создаются оперативно- следственные группы, включающие в себя следователей каждого ведомства.

Это позволяет по одному делу сразу же записывать раскрытие двум, трем оперативным подразделениям разных ведомств, получать премии, а как это влияет на статистику раскрываемости преступлений по стране! В одной рабочей командировке автор этих строк столкнулся аж с 7 рапортами оперативных сотрудников 7 оперативных служб 2-х ведомств, из каждого при этом следовало, что именно данный оперативник, совершенно независимо от другого, в различный период времени выявил совершенное преступление. Райотдел МВД умудрился себе поставить раскрытие уже когда дело было передано в суд! Отсутствие четкого разделения функций закреплено при этом законодательно (ст. 40 ч. 2 п. 2, 157 УПК РФ). Таким образом, предварительное следствие, по сути, в РФ может вести любой сотрудник правоохранительных органов и это будет абсолютно законным.

На наш взгляд именно этот факт синкретичности органов дознания и органов предварительного следствия является основой для осуществления предварительного следствия в отношении неустановленных лиц. Симбиоз ОРД и следствия, как это ни странно достигает своего апогея в среде прокурорских работников, которые не обращая ни на что внимания, в рамках 144 ч.

1 УПК РФ отбирают объяснения, реализуя по сути первый вид ОРМ – опрос, или, например, положения ст. 202 УПК РФ, дублирующие аналогичный вид ОРД. При этом положения ст. 51 УПК РФ в расчет не принимаются, так как речь не идет о даче показаний.

Хотя и по духу конституции, и по здравому смыслу термин «свидетельствовать» должен распространяться и на образцы для сравнительного исследования.

Все это еще раз доказывает, что в ни в практике, ни в теории уголовного процесса в России не сложилось четкого разделения между органами дознания и предварительного следствия. Структура организации правоохранительных органов, которым придано следствие лишний раз подтверждает это.

Практика возбуждения уголовных дел, в отношении неустановленных лиц, при том, что в самом поводе для возбуждения уголовного дела (заявлении, рапорте), собранном материале доследственной проверки, прямо указывается на лицо совершившее преступление, – является наследием и закономерным результатом отсутствия четкой грани между оперативно – розыскной деятельностью, которая по своей природе носит негласный характер и предварительным следствием, которое наоборот является публичной функцией государства, основанной на состязательности и открытости для лица, привлекаемого к уголовной ответственности. Мягкий переход тайны ОРД в следственную тайну, реализованный в нашем УПК РФ, в отношении дел, возбужденных в отношении неустановленных лиц, отсутствие возможности у суда по возвращении дела для полноценного дополнительного расследования, позволяют говорить о том, такой порядок уголовного судопроизводства не соответствует и не может соответствовать требованиям ст. 1 ч. 3 УПК РФ. Справедливое правосудие с учетом такого механизма уголовного преследования не может быть достигнуто, равно, как и реализованы нормы о праве на защиту.

https://www.youtube.com/watch?v=cFYT7W9DFqA

Представляется необходимым предложить разумные изменения в законе, связанные с устранением разницы между уголовным преследованием и уголовным судопроизводством, направленные на лишение возможности следствия, органов дознания возбуждать уголовные дела в отношении неустановленных лиц, расследовать их в полном объеме в отношении конкретных лиц. При нынешней системе организации правоохранительных органов в РФ, симбиозе следствия и органов дознания, представляется возможным до появления конкретного подозреваемого, обвиняемого проводить весь комплекс необходимых мероприятий в рамках ОРД, без возбуждения уголовного дела.

В противном случае каждый подвергается опасности в один прекрасный день узнать о своей следственно – доказанной причастности к преступлению, которого не совершал. А с учетом таких статей УК РФ как, например, ст. 330 УК РФ обвинение может быть полностью обоснованным и законным.

Ludo ergo sum! Sapienti sat!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c61dd1dbaa1d800ad616eba/k-probleme-vozbujdeniia-i-rassledovaniia-ugolovnyh-del-v-otnoshenii-neustanovlennyh-lic-5cb3824e68a9c800b4382413

Основания и порядок возбуждения уголовного дела

Возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица

Каковы пределы установления достаточных данных, указывающих на признаки преступления, для принятия решения о возбуждении уголовного дела?

В соответствии с ч. 2 ст. 140 УПК РФ основаниями для возбуждения уголовного дела являются достаточные данные, указывающие на признаки преступления. Такие данные могут содержаться как в самом заявлении или сообщении о преступлении, так и в материалах проверки, производимой по ним.

Согласно ч. 1 ст. 146 УПК РФ при наличии повода и основания, предусмотренных статьей 140 УПК РФ, орган дознания, дознаватель, руководитель следственного органа, следователь в пределах компетенции, установленной УПК РФ, возбуждают уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление.

При этом для возбуждения уголовного дела не требуются исчерпывающие сведения о всех элементах состава преступления. Необходимы лишь данные, свидетельствующие о наличии самого события преступления.Обычно это данные, относящиеся к объекту и объективной стороне состава.

Исходя из этого, основанием для возбуждения уголовного дела является наличие фактических данных, достаточных для вероятного вывода о существовании общественно опасного деяния, содержащего признаки конкретного преступления, предусмотренного определённой статьёй (частью, пунктом статьи) Особенной части УК РФ.

Основания для возбуждения уголовного дела образуют сведения, относящиеся к объекту и объективной стороне состава. При этом не обязательно, чтобы были установлены все без исключения признаки объективной стороны и объекта преступления – достаточно и некоторых из них, если они позволяют предполагать наличие прочих признаков преступления.

Большинство учёных согласны с тем, что, прежде всего, необходимо выяснить, имеется ли объект преступления, то есть, охраняются ли уголовным законом общественные отношения, на которые направлено общественно опасное посягательство.

Для принятия решения о возбуждении уголовного дела не обязательно установление родового и непосредственного объекта, достаточно установить наличие только общего объекта преступления, позволяющего отграничить преступление от других правонарушений.[2]

Неотъемлемым элементом объективной стороны состава любого преступления является наличие деяния, предусмотренного Особенной частью УК РФ.

Установление этого обстоятельства, однако, достаточно лишь для возбуждения уголовного дела о преступлении с формальным составом, то есть когда сам факт совершения такого деяния законодатель считает оконченным преступлением независимо от того, наступили ли какие-либо вредные последствия. Для возбуждения уголовного дела с материальным составом нужно располагать данными о том, что деяние повлекло указанные в законе последствия (физический, имущественный или моральный вред), что между этими деяниями и наступившими последствиями существует причинная связь. Если же данные о наступлении последствий отсутствуют, в возбуждении уголовного дела должно быть отказано.

Признаками преступления, установление которых необходимо для принятия законного и обоснованного решения о возбуждении уголовного дела, являются общественная опасность определённого деяния и его противоправность, причём необходимость установления всех признаков противоправности деяния возникает только в исключительных случаях.

Не требуется, чтобы вывод о наличии признаков преступления был достоверным, в первой стадии он может носить вероятный характер. Необоснованное расширение пределов проверки затягивает решение вопроса о возбуждении уголовного дела, создавая условия для уничтожения следов и сокрытия преступления.

В каких случаях уголовное дело должно возбуждаться в отношении конкретного лица?

Если уголовное дело возбуждается в отношении конкретного лица, то основанием для его возбуждения являются достаточные данные, указывающие на совершение деяния данным лицом.

Возбуждение дела в отношении конкретного лица ставит под угрозу его конституционные права и свободы.

Поэтому для обеспечения права на защиту при наличии данных о причастности этого лица к совершению преступления орган дознания, следователь или прокурор обязаны возбуждать дело в отношении лица, а не по факту. Тогда это лицо приобретает статус подозреваемого.

Для возбуждения уголовного дела в большинстве случаев не обязательно наличие данных о том, кто совершил преступление, на этот момент они могут отсутствовать полностью.

Для возбуждения уголовного дела необходимы лишь такие данные, которые свидетельствуют о наличии самого события преступления (например, обнаруженные на трупе человека следы насильственной смерти свидетельствуют о признаках убийства, а следы взлома сейфа – о краже находившихся там денег или ценностей).

Но в некоторых случаях, в частности, когда речь идет о преступлениях со специальным субъектом, эти сведения органически связаны с конкретным лицом, что обусловлено самим характером преступления.

Нельзя, например, располагать сведениями о взятке и не иметь информации о том, кто является взяткодателем и взяткополучателем.

Без сведений о признаках специального субъекта преступления нельзя говорить и о самом событии преступления, то есть о его объективных характеристиках.

Какие лица имеют право на ознакомление с постановлением о возбуждении уголовного дела и материалами предварительной проверки?

В соответствии с ч. 4 ст. 146 УПК РФ о принятом решении руководитель следственного органа, следователь, дознаватель незамедлительно уведомляют заявителя, а также лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

Вместе с тем, право на уведомление и ознакомление с постановлением о возбуждении дела в соответствии с разъяснениями Конституционного Суда РФ имеют не только заявитель и лицо, в отношении которого возбуждено дело, но и иные заинтересованные лица.

В постановлении от 27 июня 2000 г. № 11-П по делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И.

Маслова Конституционный Суд РФ установил, что обеспечение гарантируемых Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве обусловлено не формальным признанием лица тем или иным участником производства по уголовному делу, а наличием определенных сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующего права.

Данная позиция была подтверждена Конституционным Судом РФ в определении от 22 января 2004 г. № 119-О по жалобе гражданки Семеновой Лилии Михайловны на нарушение ее конституционных прав ч. 4 ст. 354 УПК РФ.

В целях реализации названного конституционного права необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование.

При этом факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведением в отношении него следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.

) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии со статьей 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации права не давать показаний против себя самого).

Поскольку такие действия направлены на выявление уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, фактов и обстоятельств, ему должна быть безотлагательно предоставлена возможность обратиться за помощью к адвокату (защитнику)

Отказ защитнику в ознакомлении с материалами следствия, которые были добыты с участием подозреваемого или стали ему известны иным образом до признания его подозреваемым, как и ограничение права защитника выписывать из материалов, с которыми он был ознакомлен до окончания следствия, любые сведения и в любом объеме не имеют разумного основания, не могут быть оправданы интересами следствия или иными конституционно значимыми целями, допускающими соразмерные ограничения прав и свобод (часть 3 статьи 55 Конституции РФ).

Кроме того, возможность ознакомления с постановлением о возбуждении уголовного дела и с материалами дела предусмотрена в Конституции РФ и разъяснена Конституционным Судом РФ

Статья 24 (часть 2) Конституции РФ обязывает органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

В силу непосредственного действия статьи 24 (часть 2) Конституции РФ любая информация, за исключением сведений, содержащих государственную тайну, сведений о частной жизни, а также конфиденциальных сведений, связанных со служебной, коммерческой, профессиональной и изобретательской деятельностью, должна быть доступна гражданину, если собранные документы и материалы затрагивают его права и свободы, а законодатель не предусматривает специальный правовой статус такой информации в соответствии с конституционными принципами, обосновывающими необходимость и соразмерность ее особой защиты.

Такая правовая позиция, сформулированная в постановлении Конституционного Суда РФ от 18 февраля 2000 года № 3-П, а также в определении Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. № 191-О полностью применима к ситуациям, связанным с обеспечением доступа лиц, чьи права и свободы затрагиваются решением о возбуждении уголовного дела, к материалам, на основании которых было вынесено это решение.

Поскольку ограничения права граждан на доступ к информации могут быть установлены только законом, а часть 4 ст. 146 УПК РФ не содержит каких-либо указаний на такие ограничения в отношении лиц, чьи права и свободы затрагиваются постановлением о возбуждении уголовного дела, ее применение должно осуществляться в соответствии с изложенной правовой позицией.

Названные решения Конституционного Суда РФ действительны в настоящее время, а выраженная в них правовая позиция в полной мере распространяется на отношения, регулируемые ч. 4 ст. 146 УПК РФ.

Доступ к постановлению о возбуждении уголовного дела и процессуальным документам, на основании которых принято данное решение, выступает и как средство для обеспечения другого конституционного права граждан.

В части 2 ст.

46 Конституции РФ сказано, что решения и действия (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Конституционный Суд РФ в своих решениях неоднократно обращал внимание, что непременной составляющей права на судебную защиту является обеспечение заинтересованным лицам возможности представить суду доказательства в обоснование своей позиции, а также высказать свое мнение относительно позиции, занимаемой противоположной стороной, и приводимых ею доводов; без получения копии постановления о возбуждении уголовного дела и ознакомления с процессуальными документами, на основании которых принято решение о возбуждении уголовного дела, гражданин не в состоянии не только должным образом аргументировать свою жалобу в суд, но и правильно определить, будет ли обращение в суд отвечать его интересам.

Источник: https://studopedia.su/4_15288_osnovaniya-i-poryadok-vozbuzhdeniya-ugolovnogo-dela.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.